Главная Новости Статьи Фотогалерея Форум Регистрация Поиск Карта сайта  
Темы
Прошлое и настоящее Абхазии в документах.
Путеводитель по Абхазии
АРХИВ ФОРУМА
FAQ
Ссылки
Интернет-конференции, Интервью.
Международные организации об Абхазии. Документы
Книги и брошюры
Видеоматериалы
Факты массовых нарушений прав человека войсками Грузии в Абхазии.
Списки-Абхазия обвиняет грузинских *беженцев* в военных преступлениях
Письма Наших Читателей
Общественные организации Абхазии
Песни об Абхазии
Фотолента Государственного информационного агентства "Абхазпресс-АРТФ"
ARTICLES ABOUT ABKHAZIA
Отдых в частном секторе Абхазии.
Модернизация сайта
Недвижимость в Абхазии!
Нужны ли Россияне в Абхазии?
[17.09.2014 19:20:15] [640]
Абхазия: национальные интересы и ценност...
[10.09.2014 18:47:51] [1006]
Статья: На крутых поворотах судьбы
[10.09.2014 16:40:26] [3]
Вот это да-а !!
[09.09.2014 18:52:58] [1852]
Украина, Крым, Севастополь
[09.09.2014 00:16:32] [1881]
ВС Абхазии,Южной осетии,ПМР,НКР, Грузии
[06.09.2014 17:17:35] [441]
выборы
[04.09.2014 00:31:28] [1229]
Помогите найти контакты в/ч 09332 в Гуда...
[01.09.2014 20:29:14] [15]
Ищу!
[29.08.2014 21:31:44] [21]
ЮМОР
[28.08.2014 10:15:25] [4009]
логин:
пароль:


Забыли пароль?


Информационная лента Приднестровья

НОВАЯ ПОЛИТИКА

Геноцид осетин

СПИСКИ ВОЕННЫХ ПРЕСТУПНИКОВ

ВИЗЫ В АБХАЗИЮ

СПИСКИ ПОГИБШИХ В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ ОТ РУК ГРУЗИНСКИХ ФАШИСТОВ

Портал Краснодарского края, Ростовской обл, Ставропольского края и Северного Кавказа - ЮГА.ру

ПОСОЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ В РФ





Осетинское Радио

Статьи : Доклад А.Непрошина в МГИМО

Доклад А.Непрошина в МГИМО

источник: АПСНЫ-INFORM

Непрошин А.Ю.

Политэтнолог, независимый эксперт

Абхазия. Проблемы международного признания

Доклад на конференции «Кавказ. Российская политика – история и современность»

МГИМО (У), 16-17 мая 2006 г.

Абхазия, оказавшись после развала СССР не по своей воле в положении страны без собственной государственности, с оборванными экономическими связями, вынуждена была строить государственность с чистого листа. Предстояло выполнить перевод «социалистической» экономики на рельсы рыночной, диктатура пролетариата (а в действительности диктатура партократии) должна была уйти в небытие. Для этого были необходимы определенные предпосылки и главное – на смену чиновникам от компартии нужно было найти специалистов, людей, способных мыслить и действовать в пределах новых вызовов эпохи.

Главной задачей в этот период являлось восстановление суверенитета страны и его подтверждения субъектами международного сообщества, чего возможно было достичь только при условии законодательно оформленной государственности страны и выполнения необходимых положений по соблюдению прав человека.

И в сложившейся ситуации встал вопрос, чего же хочет страна, народ? Вопрос не праздный. Страна и ее народ должны были определиться, чего же они в действительности хотят: собственно суверенитета и полной независимости, суверенитета в составе России или независимости в составе Грузии, а может, нечто иное? Этот вопрос не абстрактен, поскольку путь реализации каждого из них различен. Существующая на сегодняшний день неопределенность в этом вопросе – на наш взгляд, является результатом, в первую очередь, отсутствия четко очерченной, тщательно выверенной и озвученной Национальной идеи – программы действия страны по выводу Абхазии из глубокого кризиса, коллапса.

Какие перспективы просматриваются в разрешении этого вопроса? Теоретически имеется три варианта решения проблемы государственности, и, соответственно, обретения или подтверждения суверенитета.

Абхазия в составе России. В современный исторический период Абхазия дважды входила в состав России. Первый раз в Х1Х веке и до 1917 года включительно, и второй – с 1922 года в качестве Союзной республики в состав Российской Федерации, а с 1931 года – в состав СССР опосредовано через Грузию. Пребывание в составе СССР закончилось в 1992 году в связи с закатом Советского Союза и крушением социалистической системы. Отметим, что вхождение в обоих случаях в состав России было добровольным.

При всех неудобствах пребывания в составе СССР, Абхазия, являясь союзной или автономной республикой, находилась в более – менее комфортных условиях. Уровень жизни в стране определялся среднестатистическим уровнем бытия советского человека в СССР. В соответствии с планами развития Советского Союза в целом, в Абхазии происходил важный для нее процесс индустриализации, в страну целевым назначением поступали инвестиции. В меру необходимости для всего Союза, за счет средств ВЦСПС, строились курортные объекты. Особые климатические условия дали возможность насыщать страну цитрусовыми, освобождая Союз от бремени закупок данного вида товаров за рубежом. Централизованное финансирование культурных программ позволяло проводить в Абхазии работы по сохранению культурного наследия древнейшего этноса, развитию просветительских и образовательных программ. Социальная сфера была не последней отраслью, где влияние социалистической системы было очень значительным. Мы уже не говорим о таком факторе, как защита страны от внешних врагов, которую взял на себя Советский Союз. Это плюсы.

К минусам следует отнести неизбежную ассимиляцию местного населения, небрежное отношение к религиозным памятникам старины, характерное для атеистической политики коммунистического правительства и, самое главное – чудовищный подход к решению национального вопроса. В период существования советской власти стояла задача стереть до основания всякое деление народов по национальному признаку. В этот период формировался взгляд о единстве территорий без их привязки к народам, их населяющих, о едином советском народе без своих исторических корней. Этот тезис и был проведен в жизнь, в результате чего территория суверенного государства Абхазия стала активно заселяться «советским народом» – этническими грузинами. И если для Грузии это было благо, поскольку разнородные этносы, населявшие ее пределы, получили дополнительно к номинальному наименованию «грузины», еще одно наименование - «советский народ», то для Абхазии это явилось трагедией. С момента обретения абхазами имени «советский народ», они юридически теряли право на свое этническое развитие, с этого момента начался геноцид абхазов и их вытеснение с мест своего многотысячелетнего обитания «советским народом» - грузинами. Таковы, в основном, минусы.

Народ Абхазии справедливо полагал, что с распадом СССР и воссозданием новой, обновленной государственной структуры, их страна вернется к исходным рубежам своего развития, т. е. к 1922 году. Но он жестоко обманулся. Правительства стран бывшего СССР и, в первую очередь, России, предали народ Абхазии, предали страну, доверившую им свою государственность в начале становления Российского государства.

Предательство Россией было совершено в процессе подписания Дагомысских соглашений, когда восторжествовал не принцип справедливости, а принцип великого «блата», названного дипломатией, когда в угоду близким взаимоотношениям господина Ельцина и господина Шеварнадзе, на колени пытались поставить абхазский народ.

Сегодня Абхазия забыла эти уроки и вновь пытается обрести политическую и экономическую независимость в объятьях России. Правда, голову в этот капкан она старается не вкладывать, изобретая такие заумные подходы, как например, вхождение в состав России в виде ассоциированного члена. Как возможный вариант - в качестве федеративного государственного образования, а, возможно, в виде равноправного, но суверенного и полностью независимого государства, типа будущей (?) Союзной Республики Беларусь, или же осуществить попытку вхождения в СНГ равноправным членом. Но Конституция России не предусматривает подобных вариантов. Конечно, при желании Конституцию можно изменить, но ради Абхазии Россия не станет этого делать по следующим причинам:

- во-первых, статус Абхазии в составе Грузии, зафиксированный международным правом, не позволит России стать на путь конфронтации с мировым сообществом, поскольку она сама декларировала незыблемость существующих границ, что и подтверждают ежедневно чиновники всех рангов России, начиная с В. Путина;

- во-вторых, перед Россией встанут политические и экономические трудности, типа тех, которые наблюдаются сегодня между Россией и Белоруссией, что неизбежно станет дополнительным камнем преткновения в вопросе объединения этих стран;

- в-третьих, как показали события в период проведения выборов Президента страны в конце 2004 – начале 2005 года, сегодня Абхазия представляет общество, разобщенное в политическом и клановом отношении и включение ее в состав России в любом качестве, для России не привлекательно.

И еще одно. Абхазы забыли, что стоит только коготку птички попасть в капкан, как в нем увязнет и вся птичка. Нечто подобное имело место с вхождением Абхазского княжества в состав Российской империи в 1810 году (кстати, как и Карталинии и Кахетии, полагавших, что включение этих княжеств в состав России и их пребывание в ней будет происходить по их же сценарию). Абхазия вновь готова наступить на те же грабли, что является причиной отсутствия аналитических исследований в этой области, позволяющих просмотреть и спрогнозировать развитие событий на перспективу.

Абхазия в составе Грузии. Заветная мечта грузинских политиков распространить свою власть на области абхазского Причерноморья не дает им покоя. Агрессия Грузии в этом крае в период 1918 -1921 и 1992- 1993 года, события в Аджарии и военное противостояние в Южной Осетии подтверждает, что процесс военной эскалации, направленный на аннексию Абхазии, продолжает рассматриваться руководителями Грузии в качестве основного. Это же подтверждается и заявлениями нынешнего президента этой страны.

Однако, абхазы, познавшие прелести пребывания грузин на своей земле, энтузиазма в их возвращении не испытывают. Да, возможно, в этом случае прекратится военное противостояние между Абхазией и Грузией, поскольку Абхазия станет административной ее единицей. В то же время, понимая, что Грузии на этой территории совершенно не нужен народ Абхазии (не только абхазы, но и все другие народы страны), абхазы, в основном, не считают целесообразным повторение подобного сценария. У них перед глазами стоит факт изгнания месхов, автохтонов территорий, коренного население юго-запада Грузии, которых грузины всех до единого изгнали из мест их исторического обитания.

Практика совместного проживания в составе Советского Союза подтвердила невозможность насильственного внедрения в абхазскую среду враждебного инородного тела, коими для абхазов являются грузины. Более того, в настоящее время между народами Грузии и Абхазии пролегает пространство, залитое потоками абхазской крови, пролитой по вине грузинских экстремистов, мост через которое проложен уже быть не может. Народ Абхазии никогда не забудет те жертвы, которые он понес в битве за свою независимость и не простит Грузии преступлений, совершенных ею.

И, в то же время, все чаще в Абхазии раздаются голоса, повторяющие тезис о том, что на земле все народы братья, в том числе и абхазы с грузинами, высказывается мысль о том, что проживая на абхазской земле те и другие трудились совместно и было всем хорошо, что приезжали туристы и всем заработка хватало, а сейчас … Навязывание Грузией решений о возвращении т. н. «беженцев», грузин, в современную Абхазию, без определения их статуса в соответствии с положениями международных пактов о правах человека и без решения вопроса их гражданства, ведет вновь, как и прежде, к заселению страны инородным, враждебным этносом.

Абхазия – независимое суверенное государство. Третий и последний вариант именно этот. Мы не станем перечислять ни плюсов, ни его минусов, они известны и вытекают из представленного выше анализа. Все страны мира стремятся к осуществлению именно такого развития государственности. Абхазия имеет все необходимые предпосылки для реализации государственности именно по этому варианту. Препятствием к его осуществлению является отсутствие признания международным сообществом независимости Абхазии.

Для решения проблемы вывода любой страны из подобной ситуации, например. Абхазии, имеется несколько, в основном, шесть путей. Первый из них – вхождение ее в некий союз, сообщество, унию, типа Евросоюза, где для нее исчезнут все проблемы. В этом случае, сообщество само выбирает наиболее приемлемый вариант придания стране статуса независимости непризнанным государствам, или претендующим на такой статус, как например, Косово или Черногория. Реализация по ускоренному варианту произойдет, если непризнанное государство представляет несомненный интерес для своих соседей, а, главное, для главенствующих в экономическом отношении, государств.

Второй - менее критичным и уязвимым являлась бы экономическая интеграция Абхазии в мировое сообщество путем решения совместных программ. При наличии экономических интересов со стороны определенных стран, в том случае, если непризнанное государство обладает запасами нефти, газа, или, в крайнем случае – алмазов, возможен приток инвестиций в страну для развития тех или иных отраслей народного хозяйства, однако надеяться, что это приведет к признанию страны на международном уровне, не следует. В частности, республики Северного Кавказа и Краснодарский край, как и другие субъекты Российской Федерации, на основе негосударственных договоров или без них, готовы и будут оказывать бывшему союзнику по СССР, всяческую помощь. Что же касается стран, определяющих общемировую экономическую политику, то Абхазия, не имеющая значимых запасов сырья и иных ресурсов, представляющих потребительскую ценность на мировом рынке, и не являющаяся самостоятельным субъектом мировой политики, интереса для них не представляет.

Имеется вариант – заключение какого-либо договора с таким же государством. Некоторые шаги в этом направлении руководство страны делает, создавая такую структуру с подобными изгоями мирового сообщества – Южной Осетией, Приднестровской Республикой в надежде на то, что если кто из них первый получит международное признание, автоматически признает своего партнера по договору. Дай то Бог! Но это гипотетические предположения, поскольку признанные государства, члены и не члены ООН, в свой круг государственные структуры, осколки СССР, не допускают и не допустят – таково отношение к СССР и его составляющим и этот вариант невозможен для Абхазии.

Третий путь – решение абхазской проблемы инициированием со стороны Абхазии военного конфликта для достижения цели признания государственности в международном сообществе – не реально, да и нежелательно. Это жертвы, кровь, разруха в стране и отсутствие гарантий в достижении поставленной цели. Не говоря уже о том, что страна обретает имя агрессора. Инициирование этого варианта сопряжено с провоцированием межрегиональной войны в Закавказье и приведет к неисчислимым человеческим потерям. Неизбежно жертвами окажутся народы с обеих сторон противостояния. Для гашения конфликта потребуется вмешательство иных, в том числе, не дружественных стран. Результатом может оказаться не желаемое подписание мирного договора между конфликтующими ныне сторонами, а полное уничтожение государственности страны и насильственная “демократизация” по-американски (или по-грузински), как это произошло в Ираке и Афганистане. Грузия же, в этом случае получит «чеченский вариант» в развитии событий, которые, неизбежно перекинутся на ее внутренние регионы.

Имеющее место бахвальство типа “да мы их!”, свидетельствует о непонимании сложившейся обстановки и необоснованных надеждах на роль России при возникновении подобной ситуации. Ошибка заключается и в представлении, что победа в войне – величайший успех. Но военная победа, не закрепленная двусторонними юридическими и политическими актами, определяющими взаимные обязательства сторон, ничего не стоит. Противной стороной этот акт всегда будет рассматриваться как агрессия, направленная против нее и вне зависимости от времени, потребует с ее стороны сатисфакции.

Четвертый путь – следующим вариантом является сохранение существующей обстановки – status quo – оставить все как есть, и ждать. Однако, такой путь ведет в никуда. В принципе, страна является самодостаточной и даже при отсутствии международного признания и без инвестиционных вливаний можно поднять страну из руин. Государство Пакистан в подобном положении находилось несколько десятилетий и, в конце концов, обрело признание своей независимости.

Пятый путь, который, наряду с предыдущим, избрали руководители страны – это путь политического решения проблемы, при помощи которого Абхазия на протяжении всех послевоенных лет надеялась обрести признание мировым сообществом. В первые годы перестройки – надеялись на М. Горбачева, но он предал Абхазию. В его активе – представление независимости бывшим союзным республикам СССР и отказ в этом для автономных. Во время войны 1992 – 1993 гг. – на Б. Ельцина. Тоже предал! По его инициативе Абхазия потеряла территорию верховьев реки Кодор. Так же поступает в отношении Абхазии и В. Путин, заботясь больше об имидже России на международном уровне, чем об Абхазии.

Таким образом, политический вариант решения абхазской проблемы стране за эти годы ничего не дал и не даст, несмотря на все ухищрения и попытки найти поддержку в Парламенте России и в других ее государственных институтах, поскольку Россия повязана не отменяемыми обязательствами международного права перед мировым сообществом. А Абхазии, ее нынешним руководителям, следует сделать выводы из прежнего опыта и перестать жить иллюзиями и питать несбыточные надежды, что кто-то одним движением волшебной палочки разрубит “Гордиев узел” абхазской проблемы.

Ошибка также в том, что этот вопрос, вопрос признания юридического суверенитета, по мнению руководства Абхазии, должен исходить от третьих стран. Это подтверждается инертностью политического бомонда, не желанием его заниматься подобными вопросами, а, возможно, правовой безграмотностью. Об этом, в частности, свидетельствует очередная нелепость – предложение войти в состав России в качестве ассоциированного члена. Опустив руки, один за другим руководители Абхазии ждут и надеются, что Россия, а, возможно, Америка, в лице собственных президентов, примут в один из прекрасных дней политическое решение и вдруг заявят: «мы считаем, что Абхазия - страна независимая от Грузии, о чем и объявляем всему свету». Напрасные иллюзии! Этого не будет, поскольку все страны мира высказали давно свою позицию по этому вопросу – Абхазия – составная часть государства Грузии и суверенитет Абхазии не признается мировым сообществом de jure.

Заезжие специалисты разных стран, не вникая глубоко в суть проблемы, предлагают множество собственных одиозных, а, зачастую, и вредных для Абхазии прожектов, убеждая неподготовленное к этому руководство страны в их жизнеспособности. “Чегемская правда” от 18 октября 2005 года опубликовала советы нескольких специалистов относительно указанного предмета. Как следует из материала статьи В. Третьякова “Шанс для Тбилиси, выход для Москвы”, решение абхазской проблемы может быть осуществлено волевым, то ли политическим, то ли военным, путем, то ли путем торга и выкупа территории Абхазии, абхазского государства и народа страны у Грузии с последующим ее присоединением к России. При этом у народа не спрашивается, готов ли он стать предметом купли – продажи. Мы уже не говорим о том, что Абхазия давно уже обрела государственность, как и все страны мира – заявительным путем и нет никакой необходимости изобретать нечто новое. Речь идет только о международном признании, а для этого не нужно городить столь сложную конструкцию, порочную изначально.

Предлагаемые вторым автором, А. Цыганком “новые подходы”, основанные на отзыве подписи Б. Ельцина на документах девяностых годов прошлого века касательно Абхазии и Грузии и объявлении “временного протектората” над Абхазией со стороны России, по-детски наивны и абсолютно не реальны, поскольку:

а) отзыв подписи потребует пересмотра ряда международных договоров и соглашений, на что не пойдет Парламент России, соблюдающий status quo в отношении незыблемости государственных границ и целостности государств. Об этом неоднократно заявлял нынешний Президент России и этот факт является основополагающим в международном праве;

б) “временный протекторат” (как и всякого рода “ассоциативные отношения”) России над структурой, согласно международному праву, являющейся составной частью Грузии, тождественен распространению протектората России, скажем, на американский штат Вашингтон, что является нонсенсом в международной политике. Кроме того, Абхазия уже имела опыт “протектората” России и известно, чем это закончилось.

На наш взгляд, единственный путь, который может дать положительный результат в достижении признания страны - это использование доказательств независимости Абхазии в соответствующих институтах международного сообщества на основе юридических, правовых аргументов, именно тот путь, который был предложен нами в книге «Абхазия. Правовые основы государственности и суверенитета». Там содержится детальный анализ исторической ситуации, приведшей к аннексии Абхазии Грузией, и даны аргументированные предпосылки, необходимые для вывода страны из существующего нестабильного, неустойчивого положения, при условии использования правовых методов решения проблемы.

Предполагалось, что руководство страны, ее общественные и политические институты, интеллектуальная элита, да и отдельные политически активные граждане, продвинутая интеллигенция, воспользуются представленной подсказкой и займут гражданскую позицию в этом вопросе, направят все свои усилия, знания и энергию в русло битвы за Абхазию. Была надежда, что это ускорит движение политической активности в нужном направлении, учитывая, что любая задержка и замедление работы в плане юридического достижения поставленной цели, неизбежно приведет к нежелательным последствиям, поскольку стремительное изменение политической обстановки в Закавказье (на примере Аджарии), может не оставить шанса на ее реализацию.

Да, этот вопрос и его решение сложны, да, для их осуществления понадобится значительное время, в один момент их не решишь. Да, для работы в этом направлении требуются определенные знания и смелость в принятии важных государственных, на уровне Парламента и Правительства законов и постановлений или указов. Т. е. необходима серьезная работа в области правового подхода к данной проблеме. Но это единственно правильный подход ее решения и он, только он позволит Абхазии, работая в правовом поле, выпутаться из сложившейся ситуации.

Следует отметить, что за все послевоенные годы, абхазское Правительство, Парламент, президентские структуры, не выпустили ни одного юридического документа, который можно было бы использовать для решения задач по признанию страны мировым сообществом. Это совершенно не значит, что ничего не делалось в этом отношении. Но все имевшие место документы строились на основе исторических обобщений, которые для юристов не являются референтными и не могут служить в качестве доказательной базы, а сами документы, основанные на таком материале, были декларативными, политическими.

Но, как показала практика, это именно тот путь, которым уже на протяжении более чем 10 лет руководство Абхазии заниматься не желает. Достоверно известно, что на протяжении всех послевоенных лет ни в Страсбургский Суд по правам человека, ни в Гаагский Международный Суд от Абхазии не поступил ни один иск в ответ на неправомерные действия и агрессию Грузии. А причина в том, что в стране отсутствует институт международного права а, соответственно, и компетентность некоторых руководителей (скорее, их советников и консультантов) в области международного публичного права. Народ и его руководство на протяжении всех этих лет не перешли к правовому решению взаимных межгосударственных отношений с Грузией.

Такие ошибки стали возможными по той причине, что руководители всех рангов, начиная с бывшего Президента Абхазии, заняли странную позицию – «мы знать не хотим Грузию, и с ней не будем иметь никаких дел». Эта мысль на протяжении последних лет активно внедрялась в умы народа, и большая его часть по сей день руководствуется этой «идеей - фикс». Удивительно, что в стране не нашлось юриста-международника, владеющего основами международного публичного права, или хотя бы опытного политика, способного объяснить, что мир – это коммунальная квартира, где соседи, в результате ссор и конфликтов, могут годами не разговаривать между собой, но обязаны соблюдать законы общежития и законы страны, в которой поживают. И, если Абхазия считает себя суверенным государством, субъектом международного права, что декларировано в ее Конституции, она обязана считаться с суверенностью других государств, к примеру, Грузии, и общаться с ними, даже если абхазам не нравится кто-либо из руководителей Грузии или вся она целиком, тем более, что к этому взывают ее государственные интересы.

Следующая ошибка – представление о том, что декларирование суверенитета, достигнутого в результате военной победы, решит все проблемы страны. Время показало, что это не так. Мировое сообщество не спешит признавать Абхазию, поскольку имеют место неурегулированные отношения с Грузией, т. е. мы снова возвращаемся к сказанному выше. И за этим вновь стоит нежелание перевода взаимоотношений с Грузией в правовое поле.

Сложившаяся в настоящее время картина взаимоотношений между Абхазией и Грузией может быть образно представлена в следующем виде: на поле для игры в мяч – две команды, одна из которых (Грузия) играет в футбол, а абхазская команда, тем же мячом играет в волейбол. Перспективы выиграть какой-либо команде в данном случае - возможности нет. Полагаем, что такая обстановка не может, не должна устраивать обе стороны конфликта. По нашему мнению, выход заключается именно в решении проблемы на базе использования анализа правовой ситуации, возникшей в процессе заключения международных договоров и соглашений между Грузией, Россией и Абхазией, с привлечением аналогичных материалов, определявших статус Грузии и Абхазии с ХУП - ХУШ века. Это возможно только при условии, если будет создана многосторонняя комиссия при участии юристов – специалистов по международному праву как со стороны Грузии и Абхазии, так и арбитров от России и Европейского Союза. И, если отрешиться от исторических амбиций и эмоций, проблема может быть разрешена в кратчайшие сроки.

В ситуации, когда Абхазия своей кровью оплатила свободу своего народа, - она должна как можно быстрее реализовать свое право на государственную независимость и самостоятельность. На наш взгляд, для решения этой задачи имеется достаточно аргументов и видны способы ее решения. Откладывать на будущее этот вопрос нельзя, взрыв может произойти в самую неподходящую минуту, а потом предпринимать что-либо в этом плане окажется поздно. Следует активизировать этот процесс и настоящие предложения имеют к этому непосредственное отношение. А что касается взаимоотношений с Россией или другими странами мира, то они определится впоследствии на основе двусторонних отношений заинтересованных в таком сотрудничестве стран.

Послесловие. В прениях по настоящему докладу, со стороны некоторых представителей (а именно, азербайджанской делегации), было высказано резкое несогласие с выдвинутым предложением по переводу решения абхазской проблемы в правовую плоскость. Предлагался иной вариант – исходя из положения reality politic, следует решать эту проблему путем договора между конфликтующими сторонами, т. е. на основе консенсуса.

На наш взгляд, такое предложение вызвано опасением, что юридический, правовой подход может высветить нежелательные детали конфликта и привести к неожиданным результатам для противной стороны, и, в этом случае, может рассматриваться как увод проблемы в тупик и, как «цеховая солидарность» заинтересованных в этом сторон, поскольку нежелательным является сам факт такого прецедента.

Кроме того, когда речь идет о reality politic – реальной политике – то следует помнить, что для каждой из сторон конфликта – это понятия различные. Абхазия, в соответствии с этим термином – полностью сформировавшееся de facto государство, независимое как от Грузии, так и от России. В соответствии с представлением Грузии, она de jure является ее составной частью. Поэтому как цели, так и задачи по государственному строительству у них различные. В то же время, любые договоренности могут осуществляться только между равноправными сторонами, ибо, как говорил В.И. Ленин, «прежде чем объединяться, следует размежеваться». Соответственно, до тех пор, пока Абхазия не обретет утраченный суверенитет – любые договора и соглашения не будут иметь правовой основы. В результате сложившейся ситуации, предлагаемый путь поиска консенсуса, практически бесперспективен.

Имеется библейская аналогия – Иону проглотил кит, но он выбрался из его чрева. Так и Абхазия смогла вырваться из пут своего южного соседа. Консенсус предполагает вновь вернуться в желудок кита, где Абхазии будет представлена «широкая автономия».

И еще одно. Абхазия до настоящего времени не пыталась решать свои проблемы с независимостью правовым путем. А, как известно, страна, борющаяся за независимость, имеет право на любые действия, направленные на обретение собственной свободы. Она выбрала сегодня именно этот путь в надежде, что страны международного сообщества, также находящиеся в правовом поле, прислушаются к голосу юридических фактов и, на этой основе, может быть принято объективное решение по признанию суверенитета Абхазии.

Уважаемый Беслан Тикович!

Как и обещал, направляю в ваш адрес материал по третьему документу для рассмотрения на Парламенте. Естественно, он должен быть доработан для этого усилиями Т.А. Ачугба. В конце материала привожу краткое письмо для него.

Окончательный вариант Май 2006 г.

Историческая справка

«О прекращении действия Георгиевского трактата, заключенного между царем Карталинии и Кахетии Ираклием Вторым и Российской Империей 24 июля 1783 г.» в связи с содержавшимся в нем территориальными претензиями Грузии на Абхазию.

Царь Карталинский и Кахетинский Ираклий II Теймуразович в декабре 1782 г. обратился к русской императрице Екатерине П с официальной просьбой принять Карталинию и Кахетию под верховную власть России и представил условия в виде просительных пунктов, на которых он принимает российский вассалитет. Представляем выдержку из указанного документа: «Образец, по которому его светлость царь Карталинский и Кахетинский Ираклий Теймуразович учинит клятвенное обещание на верность е.и.в. Самодержице Всероссийской и на признание покровительства и верховной власти Всероссийских Императоров над царями Карталинскими и Кахетинскими»:

«Аз нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом пред святым его Евангелием в том, что хощу и должен е.и.в. всепресветлейшей и державнейшей великой государыне императрице и самодержице всероссийской Екатерине Алексеевне и ее любезнейшему сыну, пресветлейшему государю цесаревичу и великому князю Павлу Петровичу, законному всероссийского императорского престола наследнику, и всем высоким преемникам того престола верным, усердным и доброжелательным быть. Признавая именем моим, наследников и преемников моих и всех моих царств и областей на вечные времена высочайшее покровительство и верховную власть е.и.в. и ее высоких наследников надо мною и моими преемниками, царями карталинскими и кахетинскими, и вследствие того отвергая всякое надо мною и владениями моими, под каким бы то титулом или предлогом ни было, господствование или власть других государей и держав и отрицаясь от покровительства их, обязываюсь по чистой моей христианской совести неприятелей Российского государства почитать за своих собственных неприятелей, быть послушным и готовым во всяком случае, где на службу е.и.в. и государства всероссийского потребен буду, и в том во всем не щадить живота своего до последней капли крови. С военными и гражданскими е.в. начальниками и служителями обращаться в искреннем согласии. И ежели какое-либо предосудительное пользе и славе е.в. и ее империи дело или намерение узнаю, тотчас давать знать. Одним словом, так поступать, как по единоверию моему с российскими народами и по обязанности моей в рассуждении покровительства и верховной власти е.и.в. прилично и должно. В заключение сей моей клятвы целую слова и крест Спасителя моего. Аминь».

Сей образец имеет служить и будущим впредь царям карталинским и кахетинским для учинения клятвенного обещания при вступлении их на царство и при получении подтвердительной грамоты со знаками инвеституры, от российского императорского двора жалуемой ( (Грамоты и другие исторические документы XVIII столетия, относящиеся к Грузии, вып. I, 1891 г., с. 329-332.).

В соответствии с указанной просьбой, 24 июля 1783 г. в крепости Георгиевск на Северном Кавказе П.С. Потемкин от России, И.К. Багратион и Г.Р. Чавчавадзе от Картли и Кахетии, подписали Георгиевский трактат. В полном собрании законов этот документ представлен как Закон, «Именной, данный Сенату с приложением Договора, постановленного с Карталинским и Кахетинским царем Ираклием Вторым – «О признании над собой Верховной власти и покровительства Российских Императоров» (ПСЗ РИ, собр. I, т. ХХI, кн. 3, 1781 – 1783, № 15835, сентября 29 1783 г., с. 1013-1017) В грузинском документе произведена подмена его наименования на «Договор 1783 года о вступлении Восточной Грузии под покровительство России (Оккупация и фактическая аннексия Грузии: Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. С. 33 - 42) », т. е. имеет место фактическое мошенничество, поскольку в Договоре речь идет только о Картли и Кахетии (Приложение 1 , выдержки ).

По этому трактату Картли и Кахетия переходили под покровительство Российской Империи и под ее верховную власть. Этим царствам предоставлялась полная внутренняя автономия, а ее внешнеполитические дела переходили в ведение Петербурга. Россия же выступала гарантом целостности указанных территорий и в свою очередь, царь Карталинский и Кахетинский Ираклий II, признавал верховную власть России и признавал русскую императрицу верховным арбитром по всем вопросам, связанным с соблюдением пунктов трактата (Приложение 1а)

Артикулом вторым Трактата: «Ее Величество дает императорское свое ручательство на сохранение цельностности настоящих владений его светлости царя Ираклия Теймуразовича, предполагая распространить таковое ручательство и на такие владения, кои в течении времени по обстоятельствам приобретены и прочным образом за ними утверждены будут» (Приложение 1б). Следовательно, царям Картли и Кахетии Россией было дано и юридически подтверждено право на захват, завоевание и иные варианты присоединения других территорий и государств, не считаясь с их независимостью, суверенитетом, принадлежностью населения к иным этносам, отличающимся по культуре и языку.

Секретными статьями Георгиевского трактата предусматривалась обязательство России добиваться возвращения отторгнутых в разное время от Карталинии-Кахетии владений. Этот факт подтверждал и Артикул сепаратный четвертый Георгиевского трактата: «Е. И. В. обещает в случае войны употребить все возможное старание пособием оружия, а в случае мира настоянием о возвращении земель и мест, издавна царству Карталинскому и Кахетинскому принадлежавших, кои останутся во владении царей тамошних на основании трактата и покровительстве и верховной власти всероссийских императоров, над ними заключенного».

В тоже время, сепаратные артикулы Трактата недвусмысленно разъясняют возможные последствия его подписания, а именно: Артикул четвертый сепаратный представлял содержание, имеющее широкое толкование – «Е.И.В. обещает в случае войны употребить все возможное старание пособием оружия, а в случае мира настоянием о возвращении земель и мест, издавна к царству Карталинскому и Кахетинскому принадлежавших …» (Приложение 1в, с. 40).

Данный артикул санкционировал в последующем неконтролируемую аннексию царями Кахетии - Карталинии, а впоследствии, Грузии, по отношению к своим соседям. Как следует из текста Трактата, к царству Ираклия П позволено было относить все земли, которые не только завоевывались и покорялись войсками Российской Империи в Закавказье, но под юрисдикцию четвертого сепаратного артикула попадали и страны – соседи, в том числе и те, в состав которых некогда входила Картли, а именно, перечисленные выше провинции Персии (ныне Азербайджана), владевшей до 1783 года Карталинией; Порты Оттоманской (ныне территория Армении и Турции).

Перечень, предполагаемых к присоединению территорий был определен в конце 1782 года «Просительной грамотой» Ираклия II, в которой он ставит России условие: “Признать право за Ираклием на владение Ереваном и Гянджой, помочь в приобретении Ахалциха и Карской области и возвращении земель, отнятых лезгинами” (А.А. Цагарели. Грамоты и другие исторические документы XVIII столетия, относящиеся к Грузии. Т. II, вып. 2, СПб, 1902 г, с. 24-27).

Как следует из текста Трактата, исполненного в русской транскрипции, царь Ираклий II именуется как: «… светлейший царь Карталинский и Кахетинский Ираклий Теймуразович …» (артикул первый Трактата).

В соответствии с титулатурой Ираклия II, приводимой в экземпляре трактата, исполненного на грузинском языке (который, как установлено, оказался не идентичным российскому тексту Трактата), к его титулу добавлено: «обладатель и повелитель Ганджи и Эривана» (Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып. 1, Грузинские тексты, 1768 – 1801 год, СПб, 1898 г., с. 100; Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып. П. с. Х).

Коллегия Иностранных дел Империатрицы Екатерины П, представляя ей информацию о царстве Ираклия Второго, приводит сообщения, собранные случайным образом, в соответствии с которыми последние оказываются не достоверными. Так, из рапорта следует – «Грузинская земля известна была древним под именем Иверии … Окружена она Турецкими владениями, Черным морем, Персиею и Кавказскими горами» (Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Рапорт Коллегии Иностранных дел Императрице Екатерине, Д. 1, 1768 г.,Т. 1, с 1768 по 1774 год, Док. № 3, с. 9).

«… Грузия разделяется на разные области, оныя суть: Мингрелия, Имеретия, Гурия, Карталиния, Кахетия. Первые три … издревле подвержены турецкому подданству, а две протчие – персицкому. …Карталиния – собственно Грузия» (Там же, с. 10). Как видно из документа, с одной стороны – Грузия, - это только Карталиния, которая «издревле подвержена персицкому (персидскому, авт.) подданству» и не имеет ничего общего с Мингрелией, Имеретией и Гурией, являющимися вассалами Османской империи, также «издревле»; а с другой стороны, она «известна была древним под именем Иверии…». Но Иверия – это совершенно иная страна, населенная другими народами, существовавшая еще в ту пору, когда в истории тех времен (а не ХУШ века) отсутствовали какие-либо сведения о таком народе как картвелы и о стране Картли! И, тем более, она не могла быть Грузией, поскольку этот этноним был присвоен Карталинии Россией только в ХУШ веке!

Этот вывод подтверждается «Запиской капитана Языкова о Грузии», а именно: «Грузия (или Карталиния) и Кахетия граничат к востоку с Дагестаном, к Северу с Осетией (коей великая часть в подданстве у Грузии), к Югу с частью Персии, т. е. Борчал и Казах (находящиеся в подданстве ж Грузии) и с турецкою губернией Ахалцих, а к Западу с Имеретиею … Царь Ираклий ныне владеет Картлиею, Кахетиею и частью Осетии, Борчал и Казах. … Персияне (кочевой народ), отданы Шах – Надиром царю Ираклию в вечновладение, Ериванские и Ганджинские ханы платят ему дань» (Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. 1, с 1768 по 1774 год, Док. № 83, с. 183). Указанные сведения также содержат грубейшие исторические ошибки, однако они объяснимы, поскольку, как указывает автор - «побольшей частью получил я сведения от Грузинского Католикоса Антония».

З. Авалов в одной из своих работ говорит: «В 1901 году истекло 100 лет со времени присоединения Грузии к России; но. Строго говоря, не всей Грузии.а той ея части. …, т. е. соединенного царства Карталинского и Кахетинского» (Авалов З. Присоединение Грузии к России. СПб, 1906, с. 1).

Каково было это владение, можно удостовериться из письма Ираклия к графу И.А. Остерману от 8 января 1796 года (перевод с грузинского): «… высочайшему двору наперед сего от меня донесено было, что уже 45 лет как провинции Еревань и Генджа находятся пол властью нашего двора… Неприятель наш Ага – Магоммед – Хан не только лишил нас обеих сих провинций, но и принадлежащих Грузии земель как-то, провинций Памбаки, Казахи, Борчалы, дав повеление Ериванскому хану, в коем он жалует эти места» (Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып. П, с 1768 по 1774 год, Док. № 99, с. 120).

Не понятно, какие могут быть претензии и жалобы Ираклия Второго, поскольку он являлся вассалом персидских владык и имел титул «Светлейший, высокоместный, щасливейший, избраннейший из Царей Грузинских и почтеннейший из всех славных Ханов Персицких, царь всея Грузии Ираклий…» (Перевод Фирмана Аги–Магоммед-Хана с персидского на грузинский и русский языки. Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып 1, Док. № 141, с. 164). А один владыка (Шах – Надир), за хорошее поведение дал ему попользоваться данью со своих территорий, а другой, Аги–Магоммед-Хан – за плохое поведение отобрал у вассала свои земли назад! Следует отметить, что с 1744 года именно Надир –Шах в персидских, своих владениях назначил на правление: в Картли – Теймураза, а Кахетии – Ираклия из династии Багратионов (Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в ХУШ веке. М. 1966, с. 125).

И, хотя во взаимоотношении России и царей Картли Ираклия Второго и Георгия ХП использовался титул «Его Высочество Светлейший Карталинский и Кахетинский Царь …» (Утвердительная Его Императорского Величества Грамота царю Грузинскому Георгию Ираклиевичу 18 апреля 1799 г. (Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып 1, Док. № 177, с. 204), указанные цари продолжают использовать иной титул: «Ираклий, Сын Теймураза, царь Картли и Кахети, государь Казаха, Борчал, Шамшадила, Шамхора, Ганджи, Эривана и др.» (Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып П, с. Х; Hist. De la Ge’orgia, II part, II livr., pp. 335 – 337{по вышеуказанному документу, с. Х}).

З.Д. Авалов указывает, что в грузинском по тексту экземпляре Георгивского трактата (Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып 1, док. 76, с. 99 – 110) титул Ираклия следующий: «наследственный государь и владетель Ираклий Второй, Божьей милостью и благоволением Е.И.В., царь Карталинский, царь Кахетинский, наследственный владетель Самцхе-Саатабаго, владетельный князь Казахский, Борчалинский, Шамшадильский, Какский, Шакийский, Ширванский, Владетель и повелитель Гянджи и Эривани», (Авалов З.Д. Присоединение Грузии к России, 1906 г., С. 140).

Взглянув на карту Закавказья времен начала русского правления, можно увидеть, что Грузию – Карталинию, окружали: с Востока – Дагестан и ханства Дербентское, Кубинское, Бакинское, Шекинское, Шемахинское, Талышенское; с Юга – Ханство Гянджинское, Карабагское, Нахичеванское и Эриванское;. С Запада же – царство Имеретинское, Абхазское, Гурийское, и пашалык Ахалцихский, которые были признаны независимыми по Кючук-Кайнарджийскому миру 1774 г. (Дубровин Н. Закавказье от 1803 -1806 года, СПб, 1866 г., с. 59 )

Персия, как и Турция, не признала законности Георгиевского трактата и после его подписания провела ряд военных акций как против войска Ираклия П, так и против частей России, дислоцированных в Карталинии. В мае 1795 г. хан Ага Муххамад занял Тифлис и учинил резню. Это явилось основанием для начала российско – персидской войны, в процессе которой Россия заняла Кубах, Баку, Дербент.

В 1799 г. шах Фет Али-хан, сменивший Ага - Мухаимада, затребовал от царя Георгия ХП, унаследовавшего трон Ираклия в 1798 г., прислать в Тегеран своего сына в качестве заложника (аманата). Павел I, сменивший на престоле Екатерину, направляет в Закавказье экспедиционный корпус и восстанавливает там правление Картлийских Багратидов (Акты кавказской археологической комиссии, Т. I, с. 168-169.).

Царь Карталинии Георгий XП, находясь на пороге смерти, не имея сил для борьбы с персами, и, опасаясь, что с его смертью наследные царевичи погубят в междоусобицах престол, направил в С.- Петербург послов для выработки нового проекта Русско – Грузинского договора. Основные полномочия, представленные послам указанием царем Карталинии и Кахетии Георгием ХП, были следующими: «Представить им (Е. Имп. Вел.) все мое царство и мое владение, как жертву чистосердечную и христиански праведную, и предложите его не только под покровительство высочайшего великого Русского Престола, но представьте вполне их власти и попечению, чтобы с этих пор царство Картлосианов считалось принадлежащим Державе российской с теми правами, которыми пользуются находящиеся в России другия области»… (Приложение 2), «…чтобы он, во время принятия им Грузинского царства в полную свою власть и распоряжение утвердил» … мою просьбу … «не прекращать в доме моем царского звания, а допустить царствовать наследственно, как это был при предках моих» (Полномочия, данные царем Георгием посланникам своим, отправленным в С.- Петербург, 7 сентября 1799 г. Подлинник. (Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып 1, док. 277, с. 287, на груз. яз.).

В своих прошениях Георгий ХП говорит только о Карталинии и Кахетии, как «об охране моего небольшого царства» (Представление от царя Георгия Императору Павлу. Подлинник. Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып 1, док. 174, с. 288, на груз. яз.; Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып. П, док. 278, с. 288,)

Подготовленная Нота Грузинских посланников князей Г. Чавчавадзе, Г. Авалова и Эл. Палавандова с 16 просительными пунктами, была подана в Иностранную Коллегию России 24 июня 1800 г., (по другим данным - 19 ноября 1800 г.). Согласно этим пунктам Георгий ХП, «добровольно повергая и себя и царство подданству Всероссийской империи» обращался с просьбой о присоединении Картли и Кахетии к России (Утверждение русского владычества на Кавказе, т. I, Тифлис, 1901, с. 7-9, 15-16; Авалов, 1906, с. 291). (Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып. 1, док. 283, с. 292). На этот документ 23 ноября 1800 года был дан положительный ответ (Акты кавказской археологической комиссии, т. 1, с. 179 – 180). Россия предполагала причислить Грузию к числу российских губерний на «вечные времена как царство Грузинское (Дубровин Н. Закавказье от 1803 -1806 года, СПб, 1866 г. С. 10).

За десять дней до смерти последнего грузинского царя (28 декабря 1800 г.), г. Павел принял предложение Георгия ХП и, на основании Высочайшего повеления об упразднении Картли-Кхетинского царства от 18 декабря 1800 г. (А не Грузии!), подписал 18 (30) января 1801 г. «Манифест о присоединении Грузинского царства к России» (ПСЗ РИ, собр. 1, т. ХХVI, № 19721, с. 502 – 503; АКАК, т. 1, с. 179 – 181; Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып. П, док. 278, 1902 г., с. ХХХУП). Этот акт был обнародован в С.-Петербурге, а 16 (28) февраля 1801 г. в Грузии и он узаконил окончательное присоединение Карталинии и Кахетии к Российской империи. Павел I в Манифесте, отмечал, что на такое присоединение Россия согласилась по просьбе грузинского народа и царя Георгия в целях защиты Грузии от нападений извне и сохранения порядка внутри страны.

После кончины Павла 1 (10 марта 1801 г.), наследник Грузинского трона – царевич Давид снова отправляет послов в Россию, где в апреле 1801 года в Министерство подается обстоятельная Нота с 20-ю просительными пунктами и заверениями от вельмож Грузинских, духовенства и народа, подтверждающих пункты Ноты Георгия ХП, переданной в Иностранную коллегию до его кончины, - «все вообще желают вступить единожды навсегда в подданство высокославной Империи всероссийской, обязуясь свято исполнять все то, что исполняют ея подданные, не отрекаясь ни от каких Законов и повелений, сколько силы того Царства позволять будут, с признанием Всероссийского Императора за своего природного Государя и Самодержца. И как вышеозначенная Нота е. и. В. покойным Государем (Павлом 1) всем пунктам высочайше апробирована, и оное Царство на вечные времена в подданство всероссийского Имп. Престола уже принято, то вследствие того всеподданейше и просим его Величество, всем нашего Государя, утверждая принятие того Царства, заключением торжественного обоюдного Имп. Акта»… и т. д.

Нота также содержала предложения по организации нового управления в Грузии (Перевод грузинской ноты к высокому е. и. В. Министерству от Грузинских Полномочных Послов, князей Чавчавадзева, Авалова, Палывандова. Пер. с груз. Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып 1, док. 174, с. 181, на груз. яз.; Грамоты и другие исторические документы, относящиеся до Грузии. Т. П, вып. П, док. 204, с. 226,).

Учитывая сложную политическую обстановку в Закавказье и предвосхищая возможный захват Персией Карталинии и Кахетии в случае ею не подтверждения Манифеста Павла I, его преемник, Александр I, после долгих колебаний и проволочек, издает Закон именной, данный Сенату «О учреждении внутреннего в Грузии управления – с приложением Манифеста к Грузинскому народу, постановления внутреннего управления Грузии и штата» от 12 сентября 1801 г., в котором говорит: «Мы, вступая на всероссийский престол, обрели царство грузинское, присоединенное к России, о чем Манифест в 18-й день января 1801 года издан уже был во всенародные известия…», т. е., этот Манифест подтвердил решение Павла 1 о включении Карталинии и Кахетии под именем «Грузинского царства» в состав российской Империи (Печатано при Сенате 1801 г. 20 дня). В этом документе определены впервые границы присоединяемой территории – «Грузия разделяется на пять уездов, из коих три в Карталинии: Горийский, Лорийский и Душетский и два в Кахетии: Телавский и Сигнахский (ПСЗ РИ, Т. XXVI, № 20007 от 12 сентября 1801 г., с. 781 - 786; (Архив внешней политики России, Главный Архив. 1-7, 1800 г., опись 6, № 1, п. 3, Высочайший Манифест о присоединении Грузии к России. Постановление о внутреннем в Грузии управлении, с. 1-16). Соответственно, Абхазия в состав этой территории не входила и какой-либо политической или иной взаимозависимости и с ней не имела.

В апреле 1802 г. в Тифлисе было объявлено об установлении нового управления в Картли и Кахети, преобразованных в российскую губернию, и о том, что царствовавшая династия Багратидов лишалась всех прав на престол в Грузии.

Выполненный анализ политической обстановки в Восточной части Закавказья и взаимоотношений России и Карталинии – Кахетии в ХУШ столетии, предназначен для того, чтобы подтвердить следующие положения:

согласно Георгиевского трактата, в состав Российской Империи под покровительство входили только два княжества – Карталиния и Кахетия;

последующие государственные мероприятия и дипломатические процедуры между указанными княжествами с просьбами об их вхождении в состав и Российской Империи, инициировались царями Карталинии и Кахетии;

Манифесты от 18 января 1801 и 12 сентября 1801 года явились результатом настойчивых просьб царей указанного выше государства и присоединение к России царства Карталинского и Кахетинского не является актом оккупации, аннексии по отношению к ним, поскольку их вхождение в состав России было добровольным, приветствовалось и одобрялось всеми слоями общества;

- Грузия . как отмечает З. Авалов, «во все времена искала подданства России и в 1801 году добилась этого, став ее провинцией» (Авалов З. Присоединение Грузии к России. Изд. 2, СПб, 1906, с. 250);

несмотря на причисление практически всех территорий, земель и государств Закавказья к своим титулам, в состав России были введены только Карталиния и Кахетия, являвшиеся истинной собственностью царей Ираклия Второго, Георгия ХП и царевича Давида;

заявления царей Карталинии и Кахетии о своей суверенности на период заключения Договора от 1783, Манифестов от 1801 г. и ранее – не состоятельны, поскольку до 1801 года Персия оставалась сюзереном этих провинций и только включение в состав России освободило их от этой вассальной зависимости.

- с момента подписания Павлом 1 Высочайшего повеления от 18 (30) декабря 1800 года, Георгиевский трактат прекратил свое действие, поскольку исчез субъект договора – царство Карталинское и Кахетинское. Ничто не может принадлежать тому, кого нет.

С позиции международного права, двухсторонний договор между Царством Карталинским и Кахетинским и Российской империей 1783 года (АВПР, , Гл. архив, 1-7, 1775 – 1895, оп. 6, 1783, д. 1; ПСЗ РИ, т. ХХ1, № 15835), является сделкой двух (или более) лиц, субъектов договора (negotia bilateralia), и именуется conventio “duorum pluriumve in idem placitum consensus”, т, е., договором о возникновении юридических взаимоотношений между субъектами договора.

Точно таким же документом международной значимости был и Высочайший Манифест о присоединении Грузии к России от 12 сентября 1801 года, которому предшествовало Высочайшее повеление от 18 декабря 1800 об упразднении Картли – Кахетинского царства и года и Высочайший Манифест о присоединении указанного царства к России от 18 января 1801 г. С утверждением этих документов исчезал субъект договора – Георгиевского трактата от 1783 года – царство Карталинское и Кахетинское, которое было ликвидировано и преобразовано Манифестом от апреля 1802 года в губернию Российской империи в составе пяти уездов, а, соответственно, прекращались и обязательства, определенные этим Трактатом между субъектами договора (АВПР, Гл. архив, 1-7, 1800, № 1-4, папка 3; Сургуладзе И.И., История государства и права Грузии. Тбилиси, 1968, 335 с.).

В связи с этим:

- защита Грузинской губернии исполнялась уже не на договорной основе, а как в отношении одного из субъектов Российской империи;

- исчезали обязательства Российской империи по четвертому сепаратному артикулу Георгиевского трактата, а именно: «в случае войны употребить все возможное старание пособием оружия, а в случае мира настоянием о возвращении земель и мест, издавна царству Карталинскому и Кахетинскому принадлежавших». Манифесты от 18 января 1801 и 12 сентября 1801 года не предусматривали сохранение или пролонгирование пунктов Георгиевского трактата;

- другие государства Закавказья входившие в Империю или завоеванные в результате русско – персидских или русско – турецких войн, входили именно в состав Российской империи и уже после подписания Манифеста Александра I: Имеретия присоединена в 1810 г., Мингрелия – в 1803 г., ханства Ганджа (Елизаветполь), Карабах -1805 г., Шеки -1805 г., Дербент -1806 г., Кубах -1806 г., Баку -1806 г. и часть Талиша -1812 г., , как и остальная часть Талышского ханства, присоединенная к России по Туркманчайскому договору (1828 г.), а также Эриванское и Нахичеваньское ханства. По Адрианопольскому мирному договору (1829 г.). Россия окончательно вернула себе Анапу, Ахалкалаки и Ахалцихе, а Османская Турция отказалась от владения восточным побережьем Черного моря. Вся северо-западная часть Ахалцихского пашалыка, сопредельная с Имеретией и Карталинией (10 санджаков) была причислена на вечные времена к России как Ахалцихская провинция. (Зубов П. Картина Кавказского края, принадлежащего России и сопредельных оному земель. В историческом, статистическом, этнографическом, финансовом и торговом отношениях 1834 г. СПб, 1834, ч. 1, С. 283). С подписанием Аккерманской конвенции 25 сентября (7 октября) 1826 года, подтвердившей и дополнившей условия Бухарестского договора 1812 года между Российской империей и Портой Оттоманской, были подтверждены границы между этими субъектами. Порта признавала принадлежность за Россией Сухума, Анаклии и Рдут-Кале (Внешняя политика России, т. Х1У. М. 1985 г., с. 637; История внешней политики России первой половины Х1Х века. М. 1995, с. 220);

- завоевания России в Закавказье закончилось присоединением в 1878 году Батумского пашалыка, населенного главным образом магометанами (Бочкарев В. Колхида. Географический очерк. Кутаис, 1890 г. С. 18). Следовательно, на перечисленные пункты, земли и государственные образования не распространяются обязательства, предоставляемые Россией Карталинии и Кахетии по четвертому сепаратному артикулу Георгиевского трактата; взаимоотношения между присоединяемыми к России государственными структурами и территориями Закавказья не предполагали, в соответствии с Манифестами 1800 и 1801 года, изменения их внутренней государственности и территориальной целостности, как и фактического их объединения между собой.

- на момент подписания Трактата, Абхазия, по представлению Ираклия II, не входила в круг его имперских амбиций, речь шла только о Картвелии. В это время территория Абхазии не принадлежала ни России, ни Грузии. Ею владела на правах сюзерена Турция и она была завоевана Россией (право меча, а не наследства!). - при вхождении Абхазии в состав Российской империи (1810 г.), что происходило после подписания Манифеста 1801 года, «грузинской» государственности уже не было, а абхазская была, и это значит, что на момент присяги Г. Шарвашидзе, Абхазия входила не в состав Грузии, а в состав Российской империи самостоятельно, что и следует из присяги Абхазского Владетеля Сефер-Али бека:

« Присяга абхазского князя Георгия Шаваршидзе (Сефер-Али бека) 23 августа 1810 года при вступление в подданство России.

Я, нижеименованный, владетель Абхазской области князь Сефер-Али бек, названный при святом крещении Георгием Шарвашидзе, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом пред святым его Евангелием в том, что хочу и должен е. и. в., моему всемилостивейшему великому государю императору Александру Павловичу, самодержцу всероссийскому, и е. и. в. всероссийского престола наследнику, который назначен будет, верным, добрым и послушным подданным быть и служить е. в. как верному подданному пристойно есть и надлежит; противности никакой ни тайно, ни явно не чинить и по владетельному достоинству, в котором высочайшей е. и. в. грамотой всемилостивейше я утвержден, поступать и исполнение чинить во всем по его, великого государя, указам, не щадя живота своего, до последней капли крови; подвластный же мне Абхазского владения народ содержать в порядке и управлять им с правосудием и кротостью, отвращая оный от всяких предприятий, интересам е. и. в. противных; естьли же чего собою учинить не могу, о том заблаговременно уведомлять главноуправляющего в Грузии и других российских начальников.

В заключение сей моей клятвы целую слова и крест Спасителя нашего. Аминь. И прилагаю к сему мою печать.

(М. П.) (М. П.);

По сей присяге приводил Белявского мушкетерского полка полковой священник Исидор Попов.

По сей присяге был Белявского мушкетерского полка майор [Майзов]. Присяга учинена 23-го числа августа 1810 г.» (АВПР, ф. СПб. Главный архив, 1—10. on. 9, 1808, д. 1. л. 87—88 об. (подлинник).

- что касается западного Закавказья, то на ту пору, как отмечают грузинские политологи начала ХХ века: «присоединение частей т. н. Турецкой Грузии (царства Имеретинского, Княжеств Гурийского, Мингрельского, Абхазского и Сванетии, отвоеванных областей Ахалцихской и Адчары, атабегство Саатабаго) нас нимало не интересовало. Это не более, как эпизоды русско – турецких войн» (Авалов З. Присоединение Грузии к России. СПб, 1906, с. 2). Да и было отчего – ведь с 1801 по 1917 год ни Картвельского царства, ни Грузии, не существовало, как таковых. На территории всего Кавказа простиралось Наместничество Российской империи, проводившей в нем свою собственную военную и политическую стратегию.

- к моменту завоевания Абхазского княжества, оно было самодержавно (Сумбатов А. В мощных объятиях. Петроград, , 1919 г. т. 1, с. 20б). Все последующие претурбации, связанные с изменением государственного статуса Абхазии (включение в состав Российской империи в 1864 году, формальное присоединение к Кутаисской губернии), представляли собой только имевшие место взаимоотношения между Абхазией (Абхазское царство, Абхазское княжество, Абхазская область, Абхазский военный округ и др.) и Российской империей.

- Имеретия вместе с Гурией была в 1846 г. выделена из Грузино-Имеретинского Управления в виде самостоятельной административной единицы и получила название Кутаисской губернии. Вначале в ее состав входил и Ахалцихский уезд. А Мингрелия и Абхазия и области Сванетии, составляющие теперь часть этой губернии, управлялись собственными владетелями, подчиняющимися России напрямую. На тот период Имеретия, Мингрелия, Гурия, и Сванетия – это 7 уездов и одно приставство, находившиеся в гражданском управлении, в отличие от Абхазии, Цебельды, Самурзакани, Аджарии, Лазистана и Ливана – 3-х округов военно-народного ведомства (Бочкарев В. Колхида. Географический очерк. Кутаис, 1890 г. С. 290).

Сложившаяся ситуация свидетельствует о том, что имело место аннулирование международного договора (Георгиевского трактата), который прекратил свое существование в связи с прекращением существования государства Картли – Кахетия и изменением его статуса, автоматически, без какого-либо специального заявления (Международное публичное право. М. 2000, 635 с.). Однако, до настоящего времени отсутствует какой-либо официальный документ об его аннулировании, прекращении его действия. Взаимоотношения Картли – Кахетии с Россией, вошедших в Российскую империю согласно Манифеста от 12 сентября 1801 года в качестве Грузинской губернии, определявшиеся Георгиевским трактатом – были изменены и этот договор подлежал немедленному пересмотру, отзыву, расторжению, аннулированию или дезавуированию. Но этого не случилось. Как справедливо отмечено в заключении Центра кавказских исследований МГИМО (У) МИД России, об этом просто забыли «в связи с изменением внешне и внутри политической ситуации» (Приложение 3). Вопрос по этому поводу в ту пору не возникал, поскольку подписание Манифестов 1800 - 1801 года фактически прекратило действие Георгиевского трактата от 24 июля 1783 года.

После Февральской революции 1917 года, которая привела к распаду Российской империи, Россия (Российская Республика) сохраняла еще некоторое время свое влияние на Закавказье, но уже сразу после большевистского переворота (27 октября ст. ст. 1917 года) на территории Закавказья прекратилось действие центральной Российской власти – Временного правительства и возникло новое самостоятельное правительство – Закавказская Федерация. С этого момента Закавказье де-факто представляет собой государство, хотя и не декларировавшее и не представившее нотификации державам о своей независимости (Н. Пельт. Взгляд на Грузию в ея исторических и статистических отношениях. Вестник Европы. М. Ч. 149, № 17-24, С. 27; 52-68).

Вновь созданная государственная структура Закавказья - Закавказский Сейм - 9 апреля 1918 г. заявил об отделении Закавказья от России. Ставший на путь сепаратизма еще в условиях российского правления в крае, он заявил себя в качестве независимой государственной структуры, заключив мирный договор с Турцией (Аркомед С.Т. Материалы по истории отпадения Закавказья от России. Изд.2-е, Госиздат Грузии. Тифлис, 1931, с. 7-8). Хотя при этом отсутствовало декларирование политического отпадения от России, факт остается фактом - Акт провозглашения независимости Закавказья и отделения его от России состоялся 9 апреля 1918 года. Но и на этот раз Россия не высказала свою официальную позицию в отношении официального аннулирования Георгиевского трактата.

С разделением Закавказской Федерации на три независимых государства, Грузию, Армению и Азербайджан и созданием 26 мая 1918 года Демократической Республики Грузия, она, теперь уже в одностороннем порядке, самостоятельно изменила взаимоотношения, определяемые Манифестом 1801 года. Однако, новая государственность России – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, и в этот момент также не высказала свою позицию в отношении Георгиевского трактата.

Эволюция развития государственности в Абхазии после развала Российской империи, происходила следующим образом. Формируя собственную государственность, Абхазия, в виде Сухумского края, вошла 1 мая 1917 года в состав Горской республики, легитимное государственное образование со своей Конституцией и органом управления – Центральным Исполнительным Комитетом. С 20 октября 1917 года она становится членом «Юго-Восточного Союза казачьих войск, Горцев Кавказа и Вольных народов степей» (к которому Грузия отношения не имела) в качестве независимого союзного государства с правом вступать в договоры с другими субъектами международного права. Договор, на основе которого Абхазия вступала в указанный «Союз», являлся бессрочным, а ее выход из него регламентировался определенной процедурой (Конституция Союза объединённых горцев Северного Кавказа и Дагестана», Сб. «Союз объединённых горцев Северного Кавказа...», с. 23--53).

Легитимное правительство Российской Республики (Временное правительство, назначенное Государственной Думой по согласованию с Петроградским Советом), продолжавшее считать, что государственные образования Закавказья остаются в сфере влияния правоприемника Российской империи – Российской Республики, 23 сентября 1917 года утвердило «Положение о выборах в Учредительное собрание Российской Республики», где в разделе V, п. 152 приводится перечень избирательных комиссий Закавказского округа, в том числе, подраздел 2): Бакинская, Елисаветпольская, Кутаисская, Тифлисская и Эриванская губернии, а также Батумская и Карская ...

Подраздел 3): ... а также в округах Сухумском и Закатальском уездным по делам о выборах в Учредительное собрание комиссиях. (Российское законодательство Х-XX веков. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. Т. 9, М. 1994 г., с. 136,164).

Как следует из документа, временное правительство, рассматривало Сухумский округ как самостоятельный уезд, вне какой-либо связи с перечисленными выше губерниями бывшего Кавказского Наместничества Российской империи. Этот же документ подтверждает преемственность старой и новой власти России и переход всех полномочий Российской монархии к Временному правительству. (Развитие русского права во II половине XIX - начале XX вв. М. 1997 г., с. 251, 265).

Суверенная Абхазия на I Крестьянском съезде в Сухуме 8 ноября 1917 года создает свою собственную государственную структуру во главе с легитимным руководящим органом Сухумского округа – «Абхазским Народным Советом» (АНС) Его цели и задачи изложены в «Конституции АНС» и «Декларации Съезда Абхазского народа». (ЦГАА, ф. 339, д. 1, л. 1). АНС подтвердил преемственность принятых ранее решений о вхождении страны в состав «Юго-Восточного Союза казачьих войск, Горцев Кавказа и Вольных народов степей». Ни Конституция АНС, ни Декларация не предусматривали каких-либо взаимоотношений Абхазии с бывшими губернаторствами Наместничества России в Закавказье и, тем более, каких-либо обязательств перед ними. (Союз Объединенных Горцев Северного Кавказа и Дагестана (1918-1920 гг.) Горская Республика (1918-1920). Документы и материалы. Махачкала, 1994 г., с, 80-83).

В Екатеринодаре с 16 ноября 1917 года стало функционировать «Объединенное правительство Юго-Восточного Союза», куда по решению АНС вошел и Сухумский округ на федеративной основе, важнейшей задачей которого была работа по осуществлению «самоопределения абхазского народа» (ЦГАА, ф.339, д.2). Объединенное союзное правительство распространяло свою власть и на Абхазию, как политическую, так и с конца декабря 1917 года – государственную.

Абхазию, как и Россию, охватило революционное движение. В Сухуме 8 апреля 1918 г. началось восстание и к 11 апреля вся Абхазия была большевистской. На заседании НС Грузии 14 мая 1918 года было принято решение обратиться к Германии с просьбой прислать войска для подавления революционного движения, имея ввиду Россию. Сначала были введены войска в Менгрелию, у затем под командованием полковника Кониева и члена Сейма В. Джугели – Закавказский Сейм двинул на Самурзакан войсковое соединение в составе около 600 человек, которые были разгромлены. Там же был высажен десант под командованием Кониева. Сначала был захвачен Гальский район, 23 мая пал Сухум, затем Новый Афон. При всей нелюбви к большевикам, этот акт не имеет исторического оправдания.

На Батумской мирной конференции 11 мая 1918 года была провозглашена независимость Горской республики в пределах территории от Каспия до Черного моря. Этот акт был представлен «Декларацией об объявлении независимости Республики Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана (Горской республики)». Новое государство получило международное признание со стороны Турции и Германии. Вопрос о его границах обсуждался в «Договоре об установлении дружественных отношений Императорским Германским правительством и правительством Горской республики», в котором южная граница на причерноморском участке определялась по реке Ингур и водоразделу Кавказского хребта. (Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917-1918 гг.). Горская республики (1918-1920 гг.). Документы и материалы. Махачкала, 1994 г., с 121-123).

И именно на Батумской конференции, германская делегация (генерал Лосов), безосновательно признала Грузинскую Демократическую Республику с включением в нее Абхазии «в пределах ее исторических границ», хотя Абхазия являлась составной частью Горской республики (Басария С.Абхазия. В географическом, этнографическом и экономическом отношениях. Сухум-Кале, 1923 г., С. 93.).

26 мая Сейм Грузии провозгласил независимую республику Грузию и 28 мая Германия признала ее суверенитет и обязалась его защищать, назначила дипломатических представителей (Дзидзария Г. А. Очерки истории Абхазии 1910-1921 гг. Тбилиси. 1963, с. 140, 167-168). В условиях оккупации страны грузинскими войсками Абхазский народный Совет был разогнан, новая власть пополнила его угодными себе лицами. Вновь созданному АНС было предложено в виде ультиматума принять договор с Грузией, срок, представленный на обдумывание, составлял несколько часов. Такой договор был принят в июне 1918 года с пунктами, невыгодными для Абхазии. Всех, кто голосовал против – арестовали и отправили в Тифлис в Мцхетский замок в тюрьму. А 22 июня в Абхазию были введены войска Мазниева. После этого оккупационная власть потребовала от АНС письменный документ о том, что Туапсе – есть граница Абхазии и она имеет право на эту территорию. Для Грузии это было необходимо, так как войска Мазниева уже заняли эту территорию (Сочи) и подходили к Туапсе. (Басария С., Абхазия. В географическом, этнографическом и экономическом отношениях. Сухум-Кале, 1923 г.; Борьба за Советскую власть в Абхазии Сб. документов и материалов, 1917 – 1921 гг. , 1957 г., С. ХУ).

Грузия, создав в мае 1918 года свою государственность и продолжая проводить в жизнь имперскую, захватническую политику, добиваясь международного признания, предъявила на Парижской конференции в мае 1919 года претензии как на области, перечисленные в грузинском тексте Георгиевского трактата, а именно: Тифлисскую (Картли, Кахетия) губернию, район Закаталы (области персидского Азербайджана, в т. ч. район Гянджи ), район Батума (Ахалцихский пашалык, включая вилает Трапезунд (Требизонд), Карский регион (Олти и Ардаган, Самцхе-Саатабаго), а также не упомянутые в Трактате, но подспудно предусмотренные им: Кутаисскую губернию и область Сухума, т. е. Абхазию, включая всю территорию западного Причерноморья от реки Ингур до реки Кубань. (Оккупация и фактическая аннексия Грузии: Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. С. 61 – 62, Приложение 4).

Грузинские политики прямо ссылаются на пункты Георгиевского трактата. Так А.А. Цагарели безапелляционно заявляет, что Россия обязывалась по Русско – Грузинскому договору «хранить в целости не только все владения Грузинского царя, - народы и земли, ему подвластных в момент заключения договора, следовательно и ханства Эриванское и Ганджинское, платившие ему дань, но и присоединить к Грузии провинции, в разное время отторгнутые от Грузинского государства врагами его - Персиею и Турциею, поэтому смешны претензии Деникина на Батум и турок на владения Ахалцихскою областью и вообще Турецкой Грузией». И далее - «Претензии Турции удержать в своей власти Турецкую Грузию – не имеют никакого основания и оправдания.. Она была завоевана с начала ХУ1 века и по договору 1783 года Россия обязалась по завоевании ее русско – грузинскими войсками, возвратить ее Грузии. В Турецкую Грузию входят не только Адчара, Артануджи и др. с соседними местностями, Кобулети с Батумом, но и Лазистан с Трапезундом, лежащий в Колхидской или Лазской земле, служившие факторией древних греков, как они имели фактории на восточном Абхазском и северном скифском берегах Черного моря. Ахалцихская область (пашалык) была одним из культурнейших частей Грузии…» (Цагарели А.А. Непререкаемые права Грузии на признание ея независимости и на восстановление ея государственных границ. Тифлис, 1919, 32 с.).

В качестве основания и аргументации своих притязаний на перечисленные территории, Грузией был использован ряд материалов, в том числе, и пресловутый, потерявший свою правовую силу, Георгиевский трактат. Национально-демократическая партия Грузии в 1917 г. считала, что Георгиевский трактат 1783 года, поскольку он официально не был аннулирован, признал независимую Грузию и что восстановление грузинского государства должно произойти на его основе с полностью независимым управлением, т. е. на основе, с одной стороны, использования потерявшего правовую силу международного договора, а с другой – его полной односторонней ревизии. П. Сургуладзе требовал полной независимости Грузии в границах Российского наместничества в Закавказье (Меньшевистская Грузия. (Т. 1, с. 49).

Обратимся к анализу постулата о «землях и местах, издавна к царству Карталинскому и Кахетинскому, принадлежащих…», отмеченных в тексте Георгиевского трактата (Договор 1783 года о вступлении Восточной Грузии под покровительство России. Сб. Оккупация и фактическая аннексия Грузии. Тбилиси, 1990 г., с.33 – 43); на Батумской мирной конференции (Басария С. Абхазия. В географическом, этнографическом и экономическом отношениях. Сухум-Кале, 1923 г., С. 93); на Парижской мирной конференции 1919 года (Доклад, представленный делегацией Грузии на Парижской мирной конференции 14 марта 1919 г. Политические требования. Границы. . Сб. Оккупация и фактическая аннексия Грузии. Тбилиси, 1990 г., с. 54 – 63; Georgian Archive. Harvard University, Reel 82, box 25, bloc. 2).

Ранее были перечислены государства и территории, на которые претендовал Ираклий П по Георгиевскому трактату. Поскольку ряд стран не были озвучены в период его подписания, их включение в состав Карталинии в 1919 году предусматривалось его вторым артикулом: «… ее величество дает императорское свое ручательство на сохранение целости настоящих владений его светлости царя Иаклия Теймуразовича, предполагая распространить таковое ручательство о на такие владения, кои в течении времени по обстоятельствам приобретены и прочным за ним утверждены будут» (Договор 1783 года о вступлении Восточной Грузии под покровительство России. Сб. Оккупация и фактическая аннексия Грузии. Тбилиси, 1990 г., с.35).

Что же касается доклада на Парижской конференции, то, как в нем сказано; «Определяя свои границы, правительство Грузии требует только те территории, которые всегда принадлежали грузинскому народу и которые имеют для него жизненно важное значение, но при этом не затрагивают жизненных интересов других народов». И далее: «… в силу Договора от 1783 г. Россия обязалась добиться возвращении Грузии некоторых ее территорий, завоеванных Турцией в эпоху ее последних царей; Турция вернула эти территории России по условиям договоров, заключенных в Адрианополе (1829) и Берлине (1878), и сегодня Грузия имеет право на эту часть своей родины» (Доклад, представленный делегацией Грузии на Парижской мирной конференции 14 марта 1919 г. Политические требования. Границы. . Сб. Оккупация и фактическая аннексия Грузии. Тбилиси, 1990 г., с. 61 - 62).

В приложении к докладу дана детализация границ Грузии, а именно: «Сухопутная граница Грузии начинается на восточном побережье Черного моря у устья маленькой речки Макопсе, расположенного в 14 км к юго-востоку от г. Туапсе. Следуя вверх по течению р. Макопсе, граница проходит по горе Псеушко, с которой стекает эта река, и оттуда продолжается на северо-восток вдоль гребня гор … Большого Кавказа» и т. д. (Там же, с. 64, Приложение 5).

Если мы обратимся к разделу Б. «Пояснения» (Там же, С. 66), то увидим, что Грузия подразделяет земли, на которые она претендует по Георгиевскому трактату на три группы. К первой она относит «Земли, ставшие провинцией Российской империи после присоединения к ней Грузии в 1801 г.», т. е. неправомерно считает продолжающимся действовать этот договор, хотя, как ранее было нами отмечено, что его действие прекратилось в связи с исчезновением субъекта договора;

Ко второй группе она относит «Грузинские земли, отданные Турцией России по Адрианопольскому и Берлинскому договорам». Это земли, завоеванные Россией или присоединенные к ней после прекращения действия Георгиевского трактата, в том числе, на вечные времена, которые никакого отношения к Карталинии и Кахетии не имели, а формальный акт передачи этих земель Россией Грузии отсутствует. Следовательно, претензии Грузии на эти государственные образования, безосновательны и неправомерные с позиции международного права.

К третьей группе отнесены «некоторые земли, находящиеся во владении Оттоманской Империи». Аргументация Грузии проста до безобразия: «Как с исторической, так и с этической точек зрения, совершенно неоспорима принадлежность земель, обозначенных в пунктах 2 и 3 грузинскому народу, они составляли часть единой и неделимой Грузии …». А это уже ни что иное, как фальсификация грузинскими политиками истории как Грузии, так и, в первую очередь, истории сопредельных стран: Персии, Турции, Имеретии, Абхазии и других стран, а также введение в заблуждение государств мирового сообщества, которые, не вникая глубоко в тонкости исторических, политических и этнических взаимоотношений стран-субъектов Закавказья, были использованы Грузией в своих корыстных, противозаконных целях. Подчеркнем, что заявление о том, что эти земли «составляли часть единой и неделимой Грузии» безосновательно, т. к. таковой страны как «единая и неделимая Грузия» не существовало до 1918 года. В Кючук-Кайнарджийском трактате, 1774 г. о «Грузии» нет ни слова (Авалов З. Присоединение Грузии к России. Изд. 2, СПб, 1906, С. 109).

Даже в этом документе, на странице 66 отмечено: «Областями Грузии, сохранившими свою политическую независимость до соединения с Россией, являются: … Гурийско-Абхазское княжество …». Указанный посыл ложен, так как Гурийско - Абхазское княжество никогда не существовало. Но такое заявление не случайно. Гурия, вошедшая в состав Грузии в 1918 году, не возражала против этого акта, в отличие от Абхазии, для которой этот шаг был неприемлем. И, хотя между этими государствами располагалась Мингрелия, если голословно объединить Гурию с Абхазией, то можно представить, что и Абхазия была не против вхождения в состав Грузии. Это же подтверждается и фактом вхождения Абхазии в состав Российской империи (как и фактом выхода из нее) совершенно самостоятельным, независимым государством.

Мы не станем анализировать неправомерность включения в свой состав большую группу стран и областей Закавказья. Полагаем, историки и политологи заинтересованных современных государств проявят необходимый интерес к проблем нарушения Грузией договорных взаимоотношений и ее агрессивной политике. Мы же рассмотрим факты неправомерных и противозаконных действий Грузии по отношению к Абхазии.

С целью обоснования претензий современной Грузии на Абхазию приводится следующий аргумент: придумано постфактум основание, что Абхазия принадлежит и является собственностью Картли, поскольку, по мнению грузинских историков и политиков, Абхазия (Эгриси) в V веке, при царе Вахтанге Горгосале, относилась к «Грузии».

Ссылка грузинских политиков на Вахтанга Горгосала не является состоятельной, поскольку информация об его пребывании в Абхазии содержится только в грузинских источниках XVIII века и не подтверждена иными сведениями, в частности, римскими. Римляне, владевшие в это время прибрежной территорией Абхазии, вели постоянные войны с персами, владевшими Закавказьем и, скрупулезно относившиеся к фиксации всех событий в этом крае, – не подтверждают указанного факта.

Как указывают сами грузинские историки, Вахтанг Горгосал был царем Иверии. Но именно Иверией в ту пору владели персы, да и сам этот царь был персом. Кроме того, Иверия не являлась не только ни «Грузией», которая, как государство проявилась только 26 мая 1918 года, но и не Карталинией, сведения о которой впервые озвученные в ХУШ веке, относят ее появление как государственной структуры к У1 –УП вв н. э.

Если даже допустить, что Вахтанг Горгосал пребывал какое-то время в Западном Закавказье (имеется виду, Лазика), то это ничего не означает. Необходимо отметить, что с 1453 г. Кахетия и Карталиния находилась в вассальной зависимости от персов. По договору 1553 г. – персидский шах Тахмасп и Султан Сулейман разделили между собой Закавказье. К Персии отошли Месхия, Кахетия, Карталиния. К Турции – Имеретия, Гурия, Мингрелия. (Хроника Иск. Мунджи в приложении к Historie mod. d. G. r. I, 1, 1, p. 450; Авалов З. Присоединение Грузии к России. Изд. 2, СПб, 1906, С. 14); «Царство Картли издавна находилось в наследственном владении определенных (персидских, сост.) династий. Правители Картли, «вали» (т. е. наместники шаха), назначались и утверждались в столице Персии самим шахом» (История внешних сношений России. ХУШ век. М. 1998, с. 48; Русский архив, 1905 г. кн. 1).

После распада объединенного грузинского государства в ХУ1 веке Абхазия , как отдельная его часть , попала под иго Турции и до конца Х1Х века ее захват происходил через ислам. Т. е. с ХУ1 века Абхазия не была Грузией! (Сургуладзе И.И. История государства и права Грузии Тб. 1968, с. 335).

Петр 1 подтверждал и признавал владение турками Карталинией и Кахетией. А в период присоединения Грузии к России, Персия считала себя истинной владычицей Картли и Кахетии (Авалов З. Присоединение Грузии к России. Изд. 2, СПб, 1906, С. 52).

Следуя логике грузинских политиков, исходя из того, что Карталиния и Кахетия сотнями лет являлись собственностью Персии, Турции, а с 1801 по 1917 год – Российской империи, будет справедливым вывод, что сегодня Грузия является собственностью, принадлежащей любой из перечисленных стран. А уж по отношении к современной Грузии, которая, войдя добровольно при всенародном одобрении, в состав России по договорам 1800-1801 гг., на вечные времена, согласно того же положения грузинской логики, есть не что иное, как составная часть России.

По этой же логике – фашистская Германия, оккупировавшая во Второй мировой войне СССР и страны Европы, может поныне претендовать на эти территории, поскольку ее войска некоторое время там находились.

В «Исторической справке» к докладу на Парижской конференции, в качестве обоснования древности Грузии, приводится следующее: «В ту же эпоху было достигнуто политическое единство страны и к Х – ХШ вв. Грузинское государство достигло полного расцвета культуры…» и т. д. (Доклад, представленный делегацией Грузии на Парижской мирной конференции 14 марта 1919 г. Политические требования. Границы. . Сб. Оккупация и фактическая аннексия Грузии. Тбилиси, 1990 г., с. 54).

Этот тезис является прямым мошенничеством, неуклюжей попыткой ввести в заблуждение, рассчитанной на политиканов, не знающих истории Закавказья. Из корыстных побуждений, грузинские политики вымарали в этом документе, как и в своих национальных трудах по истории края, факты о том, что:

к Х веку н. э. территория практически всего Закавказья была завоевана Абхазией и на ней было образовано не «Грузинское», а Абхазское царство;

«Грузинского царства» не могло быть по определению, поскольку термин Грузия, грузинский», был озвучен впервые с подписанием Георгиевского трактата, т. е. в ХУШ веке;

в грузинской историографии употребляется термин «царство Абхазо-Картельское, Картвело-Абхазское», что также безосновательно. С Х1 по ХШ век это государственное образование некоторое время продолжало именоваться «Абхазским царством», затем Армяно-Иверским и Абхазо-Имеретинским, а при его развале – Имеретинским и Абхазским;

имеется документ 1184 года,, подтвержденный летописцем в 1193 году, в котором, при восхождении на престол царица Тамар говорит о своем государстве, как «царстве абхазов, картвелов, ранов, кахов, армян, шахиншаха и ширваншаха и др.» (Бердзенишвили Н.А. Вопросы истории Грузии. Кн. УШ. Тбилиси,1975 г., с. 386, на груз. яз.).

- подобным эпиграфическим документом является серебряный позолоченный крест с надписью: «Господи, Творец всего, вознеси того, которому ты даровал царство Давида, царю Абхазов, Картлов, Герета и Кахетии, Царю Солнца Христианства», который. как свидетельствует академик Броссе, был показан в Сачхере у кн. Церетели г-ну Мегвинетхуцесову и имеет прямое отношение к царю Абхазского царства Давиду Возобновителю (1023 – 1075 гг.) (Донесение Академика Броссе Его Светлости князю Михаилу Семеновичу Воронцову. Газ. Кавказ, 1852, № 35-37 № 36).

Эти документы были использованы недобросовестными современными грузинскими политиками в качестве доказательства существования «Картвело-Абхазского, Картвельского и даже Грузинского царства». Возникает вопрос: а почему не «Абхазо – Ранское царство»? В ХУП – ХУШ веках государи, в частности, российские, ведя переписку, перечисляли свои титулы, в которых первым упоминалось его царство, а затем все владения, входившие под его державу. Как следует из «Грамоты, данной 17 февраля 1810 г. владетелю Абхазии князю Георгию Шарвашидзе, с просительными пунктами», Александр 1, перечисляя свои регалии, отмечает: «Император и самодержец Всероссийский: Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Царь Херсониса Таврического, Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, – Лятовский, Волынский, Подольский и Финляндский, Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский и пр. пр. пр.» (Подлинник хранится в имении Малый Рооп, Лифл. губ. Грамота вошла в Полное Собрание Законов; «Грамота Шарвашидзе». Внешняя политика России Х1Х и начала ХХ века. Серия 1, т. 5, М., 1967, с. 372-373). Перечисление поименованных земель и царств, не дает основания говорить, например, что его царство было Литовско-Российским или просто – Литовским или каким-либо иным из этого перечня.

Поскольку историография Закавказья не подтверждает существования «Грузинского царства», в которое якобы входила Абхазия (что как бы дает право претендовать современной Грузии на Абхазию), то любые претензии Грузии на Абхазию безосновательны и противоправны.

В качестве доказательного аргумента принадлежности Абхазии к Грузии, приводятся ссылки на карты некоторых европейских картографов XVII века. Изображение территории Кавказа на старинных картах соответствовало представлению западноевропейских картографов тех времен о Кавказе и редко соответствовало реальному политическому и государственному делению в регионе. В качестве примера можно привести опубликованные в средние века карты Закавказья. Грузинские историки, в качестве аргумента о вхождении Абхазии в тот период в состав Грузии, приводят карты французского картографа Г. Сансона, опубликованные в 1674 году. На них, в состав «Georgie», включены Одиши, Имеретия, Абхазия и проч.

Обратившись к официальным дипломатическим документам – договорам между Россией, Персией и Турцией - легко установить, что с 1517 года так называемая современными грузинскими историками Восточная Грузия, а в действительности Картли и Кахетия (поскольку этноним «Грузия» к этому государственному образованию может относиться только с 1801 года, когда на их основе была создана Грузинская губерния или с 26 мая 1918 года, когда было создано государство Грузия), входили в состав Персии. Амасийский договор между Персией и Турцией (29 мая 1555 г.) завершил раздел Закавказья. Область Самцхе по этому договору была разделена пополам между Персией и Турцией.

Восточное Закавказье в этот период переходило из рук в руки, а Стамбульский договор (март 1590 г.) закрепил Имеретию за Турцией. К ней отошел и Тифлис, который в 1606 году был отвоеван Персией. А позже, Персия отвоевывает у Турции Имеретию и Карс и эту ситуацию утверждает Стамбульский договор 1612 года.

Карсо – Ширванский договор 1639 года, заключенный между Турцией и Персией, закрепил Картли и Кахетию в составе Персии, а Имеретия была включена окончательно в состав Турции. Указанная ситуация сохранялась в Закавказье до 1724 года, до подписания Константинопольского договора (Стамбульского), который подвел итог в разграничении Закавказья. Этим договором и Россия признала принадлежность Имеретии, которую современные историки именуют «Западной Грузией», к Турции. Турция же, пользуясь слабостью Персии, отвоевала у нее Восточную Армению, Эривань и Тифлис с прилегающими территориями. Турецко–Персидский (Рештский) договор 1729 года и Российско–Персидский (Гянджинский) договор 1735 года оставили в силе сложившуюся ситуацию, а персидско–турецкий договор 1746 года подтвердил границы в Закавказье, установленные Касро–Ширванским договором 1639 года. Не изменил эту ситуацию и Кючук–Кайнарджийский мирный договор 1774 года, заключенный между Турцией и Россией. Россия признавала по этому договору суверенитет Турции на Имеретию и на прочие территории, завоеванные ею в Закавказье.

Анализируя обстановку в Закавказье в рассматриваемый период и обращаясь к карте Г. Сансона, легко установить, что:

- автор карты, при ее разработке, отошел от существующей на ту пору политической картины государственного устройства в регионе - на тот период государства «Georgia - Грузия» не существовало по определению;

- области Закавказья, заселенные определенными этническими группами населения, составляли отдельные независимые друг от друга княжества, в том числе Карталинию, Кахетию, Имеретию, Мингрелию, Абхазию и др.;

- указанные княжества самостоятельной международной политики не вели, в соответствии с существовавшими международными договорами они входили в состав Персии и Турции, являвшимися по отношению к ним суверенами;

- карта Г. Сансона также подтверждает изложенный выше тезис; на ней отмечено, что Карталиния, Кахетия и все Восточное Закавказье входит в состав Персии, а Абхазия, Одиши, Имеретия, Самцхе, Армения, т. е. Западное Закавказье, принадлежит Турции;

- говорить о каком-либо суверенитете Карталинии (и, тем более, «Грузии»), в этот период не приходится, поскольку она находилась в вассальной зависимости как от Персии, так, в отдельные моменты, и от Турции.

Следует отметить, что карты, как и исторические факты, не могут безапелляционно использоваться в качестве юридических аргументов. Мы знаем, что на картах много чего было, например земли, где жили только плешивые люди

Особо следует подчеркнуть, что первые сведения в первоисточниках о картвелах, как этносе Центрального Закавказья, относятся к VI – VII векам нашей эры, в то время как этнические группы апсилов, абазгов (абхазов) фиксируются на Причерноморских берегах Западного Кавказа с первых веков нашей эры. Там они сосуществуют вначале с греками, затем с римлянами, позже – с византийцами, а в Средние века - с турками. Но, на наш взгляд, из этого не должно следовать, что греки, римляне и наследники Византийского государства или турки должны претендовать на Абхазию, хотя, если использовать логику современных грузинских политиков, у них имеется побольше прав на такие претензии, чем у современной Грузии.

Следовательно, в районе Черного моря до 1800 года было всего два субъекта международного права: Российская империя и Османская империя. Все остальные так называемые "государства" - суверенитетом не обладали и, соответственно, не признавались и не являлись субъектами международного права. Румыния и Болгария, после завоевательных войн России на Балканах, обрели суверенитет. Молдавия, Абхазия и Грузия - вошедшие в состав Российской империи в начале XIX века, субъектами международного права не стали и суверенитета не обрели. Так как на момент появления международного права ни суверенной Грузии, ни суверенной Абхазии не существовало, следует исходить из того, что в определенный период времени территории, принадлежавшие одному субъекту международного права - Османской империи, были признаны принадлежащими другому субъекту международного права - Российской империи. И эта сложившаяся ситуация в Закавказье, определенная вышеприведенными договорами, признается и признавались всем мировым сообществом.

И Манифест 1801 года Павла 1, как и Манифест 1801 года, подписанный Александром 1, не предусматривал никакого подчинения стран Закавказья, а с 1810 года – Абхазии, не только владетелям Картли, но и никому другому, кроме наместника Императора России в Закавказье.

Благодаря упущению российских политиков всех времен, создавших условия, при которых Грузия продолжала считать нормой действие Георгиевского трактата после 1800 года (даты прекращения действия Георгиевского трактата), Грузия предъявила на Парижской конференции в мае 1919 года претензии на область Сухума, т. е. Абхазию, включая всю территорию западного Причерноморья от реки Ингур до реки Кубань. (Оккупация и фактическая аннексия Грузии: Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. С. 61 – 62).

На этом основании, в приложении к докладу на Парижской конференции сказано: «… элементы, составляющие границы Грузинского государства, дополняются административными границами Сухумского округа, Кутаисской губернии…» и т. д. (Доклад, представленный делегацией Грузии на Парижской мирной конференции 14 марта 1919 г. Политические требования. Границы. . Сб. Оккупация и фактическая аннексия Грузии. Тбилиси, 1990 г., с. 67). И тут же дается пояснение, что эта территория очерчена границей «между хребтом Большого Кавказа и Черноморским побережьем (в пределах бывшей Черноморской губернии) и, с дугой стороны, кусок границы между точкой ее пересечения с линией бывшей русско – турецкой границы (после 1878 г.) и южным берегом Черного моря, в пределах вилайета Трапезунда (там же, с. 68).

Следует подчеркнуть, что на карте Российской империи, выпущенной картографическим заведением А. Ильина в 1916 году, территория Абхазии, как и Сочинский регион, входит в состав Черноморской губернии.

Чем же мотивируют грузинские политики, претендуя на указанную территорию? А ничем! В этом легко убедиться, обратившись к тексту доклада: «Что касается первого участка границы, сформированного рекой Макопсе и начинающегося с ее устья, то ее линия диктуется удобствами этой границы с точки зрения административной. С точки зрения этнографической присоединение к Грузии территории между р. Макопсе и р. Мзымта, которая кстати принадлежала ей в прошлом, не может вызвать возражений. После насильственного выселения отсюда в Х1Х в. местных кавказских племен, этот край уже не имеет определенного этнического характера.

Если бы встал вопрос о возвращении на родину горцев, вывезенных в Турцию, или о присоединении части Черноморского побережья к государству на Северном Кавказе, Грузия очевидно не возражала бы против того, чтобы предложенная линия была изменена в этом случае или заменена другой, которая пройдет между реками Макопсе и Мзымта» (Там же, с. 68). Т. е., если, по мнению агрессора, территория, страна, государство, является ничьей, бесхозной, вне зависимости от того, что там живет народ и функционирует правительство, то ее можно безнаказанно захватывать, рассчитывая, что со стороны международного сообщества возражений не будет. Ведь это так удобно, провел линию на карте, вот тебе и новый административный район! А все остальное – этнический характер населения в этом регионе и его абсолютное неприятие такого акта, этика и мораль , - для агрессора это уже не имеет никакого значения.

Только вмешательство И.А. Деникина (Добровольческой армии), не позволило реализовать план захвата территории Причерноморья до Кубани.

Используя упущение российских политиков всех времен, Грузия продолжала считать нормой действие потерявшего правовую силу Георгиевского трактата и на этом основании, пользуясь буквой и сутью сепаратных артикулов Георгиевского трактата и попустительством Российской империи и ее правопреемников, проводя в жизнь имперскую, захватническую политику, оккупировала, аннексировал Абхазию в 1918 –1921 гг.

Использование Грузией пунктов Георгиевского трактата, прекратившего свои юридические полномочия и обязательства 18 декабря 1800 года, с целью включения в свой состав ряда территорий Закавказья для последующего их признания международным сообществом на Парижской конференции 1919 года, как принадлежавшими Грузии, является умышленным возбуждением ошибки (dolus, fraus) – противозаконным и недобросовестным деянием, совершаемым с намерением и с сознанием, что оно противоречит добросовестности (fides bona, contratia raudie et dola). Грузинские политики умышленно вовлекли в ошибку, обман, государства международного сообщества с целью побудить их выразить свою волю (facto et omissione) для удовлетворения своекорыстных целей Грузии (lucrum captare), а именно, совершить и закрепить факт захвата чужих территорий, в том числе, Абхазии. Но это нонсенс, поскольку никто не может иметь то, чем не владеет.

Следовательно, Грузией, представившей на Парижской мирной конференции материалы для признания своего суверенитета, в разделе «Границы», где обосновывалось включение Абхазии в ее состав, совершены «обдуманные обманные действия, предпринятые обманщиком (Грузией, автор) со злым умыслом, намерениями (callide), представив обманутым факты в ложном виде для обретения себе преимущественной выгоды, нанеся при этом вред третьему лицу» – Абхазии. Т. е., имеет место «извращение истины для вовлечения в обман (ad circumveniendum, fallendum, decipiendum), и эти действия подлежат разрешению в соответствующих судах (Загурский Л.Н. Элементарный учебник Римского права, общая часть, вып. П, Харьков, 1898, параграф 39, 470 с.).

Недействительность же договора может быть относительной или абсолютной. Первая делает договор оспоримым. Ее основаниями являются, ошибка, обман, подкуп представителя. Абсолютная недействительность означает ничтожность договора с самого начала. Ст. 53 Венских конвенций установила «Договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права». Императивные нормы хотя и не кодифицированы, общепризнанно, что императивный характер носят все основные принципы современного международного права.

По международному праву, сделка, основанная на обмане (cum dolo molo), считается не действительной. В данном случае, по отношению к суверенному государству Абхазии, включенной обманным путем в состав Грузии, это есть акт недозволенный (negotia injusta, facta illicita), т. е действия противозаконные, нарушающие право третьего лица и определяются правилом «ntmo exsuodelicto locupletior fieri potest» - правонарушитель обязан возвратить все выгоды, которые он извлек из недозволенного действия и восстановить потерпевшего в его прежнем положении. Нарушение права третьей стороны при заключении договоров или иных актов не соответствует презумпции действительности договоров, поскольку противоречит императивной норме и означает абсолютную ничтожность такого акта. Недействительность такого типа заключенных договоров была признана Лигой наций в 1932 году (Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. М. 1998. 390 с.).

В соответствии с международным правом, будированние данного вопроса через значительный промежуток времени, после признания Грузии странами международного сообщества, с включенной в ее состав Абхазией, т. е. молчания Абхазии в результате такого акта, не означает ее согласия (qui tacet consentire videtum), что особенно важно по отношению к актам чреззвычайной важности, каким является вопрос о суверенитере Абхазии и признанием его теми же странами международного сообщества (Загурский Л.Н. Элементарный учебник Римского права, общая часть, вып. П, Харьков, 1898, 470 с.)

Отмечая противоправные действия Грузии в отношении Абхазии, и претензии на ее территорию в последующие годы после подписания Манифеста 1800 г., основанием для которых явилось не принятие Россией шагов по юридическому аннулированию Георгиевского трактата, а именно, отсутствие по этому поводу специального заявления, и, учитывая в этой связи угрозу агрессивных действий Грузии в настоящее время в отношении как Абхазии, так и вышеперечисленных районов Азербайджана, Армении и Турции, имеется настоятельная необходимость в принятии экстренных мер по официальному дезавуированию или аннулированию Георгиевского трактата с момента прекращения отношений между договаривающимися сторонами (субъектами договора), а именно, с 18 декабря 1800 года, и устранению последствий, связанных с его нарушением Грузией.

Полагаем, что Российская Федерация, являясь правопреемником Российской империи («Федральный закон о государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом» от 24 мая 1999 г., № 99 – ФЗ), которая, в свою очередь, в соответствии с Артикулом сепаратным первым Трактата признается царем Карталинским «… совершенным арбитром …» (Оккупация и фактическая аннексия Грузии: Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. С. 39 - 40)., обязана пересмотреть пункты Георгиевского трактата (Приложение 6) и высказать свою официальную позицию в отношении неправомерного использования Грузией потерявшего свою правовую силу этого Договора, что привело на долге годы к потере Абхазией суверенитета и национальной идентичности и, в настоящее время, является основным препятствием для официального подтверждения независимости и международного признания страны.

Историческая справка подготовлена

политэтнологом, к. б. н., независимым экспертом

А. Ю. Непрошиным.

27 апреля 2006 г.

Приложения

Приложение 1, .Оккупация и фактическая аннексия

Грузии: Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. с. 33.

ДОГОВОР 1783 ГОДА

О ВСТУПЛЕНИИ ВОСТОЧНОЙ ГРУЗИИ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ

[Преамбула и основные пункты]

Приложение 1а, . (Оккупация и фактическая аннексия Грузии

Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. с. 39

Артикул сепаратный первый

Твердое Ея императорскаго величества намерение, дабы единоверные ей народы, толь тесными узами с империею ея соединенныя, пребывали между собою в дружестве и совершенном согласии, в страх завиствующим им соседам и в отражение соединенными силами всякаго покушения на их свободу, спокойствие и благоденствие, побуждает ея величество преподать его светлости царю Карталинскому и Кахетинскому Ираклию Теймуразовичу дружественный советы и увещания о сохранении дружбы и добраго согласия с светлейшим царем Имеретинским Соломоном и о постановлении всего того, что может только пособствовать пресечению различных распрей, и к упреждению всяких недоразумений, обещая императорским своим словом не только споспешествовать стараниями своими событию сего то-лико полезнаго дела, но и на таковый мир и согласие дать свое ручательство.

Его светлость царь Ираклий, приемля с должною благодарностию великодушныя ея величества попечения о соблюдении дружбы между народами единаго происхождения и закона и высочайшее ея ручательство, исповедует сим, что в делах их взаимных с светлейшим царем Соломоном ныне и впредь признает ея императорское величество совершенным арбитром, подвергая распри и недоразумения между двумя владетелями, паче всякаго чаяния происходящия, ея верховному решению.

Приложение 1б, . (Оккупация и фактическая аннексия Грузии:

Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. с. 35.

Артикул второй

Ея императорское величество, приемля со стороны его светлости столь чистосердечное обещание, равномерно обещает и обнадеживает императорским своим словом за себя и преемников своих, что милость и покровительство их от светлейших царей Карталинских и Кахетинских никогда отъемлемы не будут. В доказательство чего ея величество дает императорское свое ручательство на сохранение целости настоящих владений его светлости царя Ираклия Теймуразовича, предполагая распространить таковое ручательство и на такия владения, кои в течение времени по обстоятельствам приобретены и прочным образом за ним утверждены будут.

Приложение 1в, . (Оккупация и фактическая аннексия

Грузии: Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. с. 40.

Артикул сепаратный четвертый

Ея императорское величество обещает в случае войны употребить всевозможное старание пособием оружия, а в случае мира настоянием о возвращении земель и мест, издавна к царству Карталинскому и Кахетинскому принадлежавших, кои и останутся во владении царей тамошних на основании трактата о покровительстве и верховной власти Всероссийских императоров над ними заключеннаго.

Сии сепаратные артикулы будут иметь таковую же силу, как бы оныя в самый трактат от слова в слово внесены были; чего ради и ратификации на них в тот же срок вместе разменены быть долженствуют.

В достоверие чего нижеподписавшиеся полномочные по силе их полных мочей подписали сии артикулы и приложили к ним свои печати в Егорьевской крепости июля 24-го дня 1783-го года.

На подлинном подписано:

ПАВЕЛ ПОТЕМКИН

Князь ИВАН БАГРАТИОН

Князь ГАРСЕВАН ЧАВЧАВАДЗЕВ

Приложение 3. Заключение Центра кавказских исследований МГИМО (У) МИД России.

Приложение 4. . (Оккупация и фактическая аннексия Грузии:

Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. С. 60 – 63.

ДОКЛАД, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ ДЕЛЕГАЦИЕЙ ГРУЗИИ

ПАРИЖСКОЙ МИРНОЙ КОНФГРЕНЦИИ 14 МАРТА 1919 г.

(ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ. ГРАНИЦЫ)

VI. Политические требования Грузии

Объявив 26 мая 1918 г. всему миру о своей независимости, Грузия обратилась ко всем странам с просьбой признать ее и заключить по этому поводу международное соглашение.

Делегация Грузинской Республики имеет честь ходатайствовать перед великими державами, собравшимися на Мирной Конференции, о признании этой независимости.

Делегация обращает внимание держав именно на глубоко народный характер этих требований,

Воля грузинского народа была уже продемонстрирована в этом вопросе совершенно ясно и точно, и независимость Грузии является реальностью, которая ждет только формального одобрения со стороны держав.

Историческое обоснование для независимости Грузии очевидно для всех: свободная грузинская демократия в XX в. снова встала на путь национального развития, начало которого теряется в далеком прошлом, и который не прерывался никогда, вплоть до начала XIX в.

Этот путь прервался в XIX в. под властью России, но сейчас он восстановлен демократическим Грузинским государством.

Национальная и этническая индивидуальность грузинского народа достаточно хорошо известна, и мы можем лишь вкратце упомянуть о древности ее литературных традиций, о высокой степени ее культуры, о ее языке, о достаточно большом количестве образованных людей, компетентных в разных областях жизни государства.

Несмотря на небольшую территорию, Грузия владеет довольно богатыми экономическими ресурсами.

Старая система правления не способствовала развитию, наоборот, она тормозила энергию народа, оставляла неиспользованными богатства недр.

В настоящее время в Грузии развиваются не только сельское хозяйство, но и разрабатываются рудники. Развиваются кредит, коммерция и кооперативы, с каждым днем рост городов увеличивает рынок.

Богатство лесов, изобилие минерального сырья, реки, разнообразный климат и значение ее портов Поти и Батуми, через которые осуществляется связь Запада с Персией и Центральной Азией, являются лучшей гарантией экономического будущего независимой Грузии.

Грузинская делегация, которая приехала на Мирную Конференцию для того, чтобы ходатайствовать о признании независимости Грузии, считает своим долгом определить перед державами территориальный состав своего государства.

Определяя свои границы, правительство Грузии требует только те территории, которые всегда принадлежали грузинскому народу и которые имеют для него жизненно важное значение, но при этом не затрагивают жизненных интересов других народов.

Грузия не только не требует восстановления тех границ, какие у нее были в эпоху ее расцвета, но и отказывается от тех территорий, которые принадлежали ей в момент ее присоединения к России в 1801 г. и которые стали неотъемлемой частью жизни соседних народов.

С другой стороны, в силу Договора от 1783 г. Россия обязалась добиться возвращения Грузии некоторых ее территорий, завоеванных Турцией в эпоху ее последних царей; Турция вернула эти территории России по условиям договоров, заключенных в Адрианополе (1829) и Берлине (1878), и сегодня Грузия имеет право на эту часть своей родины.

Кроме того, тогда когда будет проводиться граница Армении в старой турецкой территории, Грузия будет настаивать на возвращении ей принадлежащего ныне Турции Лазистана; равным образом она требует урегулировать границы в районе Верхн. Чороха, т. к. никто не может иметь права на эти исконно грузинские земли.

Исходя из этих общих соображений и определенных административных возможностей, делегация Грузии утверждает, что территория Грузии должна включать в себя:

Тифлисскую и Кутаисскую губернии, районы Сухума и Закаталы, район Батума, две области западнее (Олти и Ардаган) и несколько частей причерноморской области, а также вилайет Трапезунд (Требизонд). Карта с пояснениями предлагается вниманию Конференции.

Около 75% населения на этой территории, составляющей исключительно грузинские земли, представляют грузины, с точки зрения этнической и исторической.

Учитывая политический строй соседних стран, независимость Грузии, защищенная такой естественной границей, как Главный Кавказский хребет и скрепленная соответствующим международным актом, будет не только гарантией естественных прав Грузии и актом справедливости, но послужит делу создания прочного барьера между разными политическими сферами, постоянно готовыми к конфликту на Востоке.

Великая миссия, предназначенная Закавказью в силу его географического положения, заключается в том, что она откроет путь для экономических и духовных связей между Европой и странами Центральной и Передней Азии.

Грузинская демократия твердо убеждена, что официальное признание и международная гарантия независимости ее страны решительно укрепит новый очаг свободы и социальной справедливости и, что независимая Грузия станет высокоорганизованным членом международного единства, образованного великими державами, начиная от Средиземного моря и до вершин Кавказа, в интересах всех цивилизованных народов и всего человечества.

Грузинская демократия, полная надежд и уверенности, вверяет свою судьбу и свое будущее в руки тех, кто призван решить судьбы Европы и всего мира.

Париж, 14 марта 1919 г.

Приложение 5, . (Оккупация и фактическая аннексия Грузии:

Документы и материалы. Тбилиси. 1990 г. с.64 – 69..

ГРАНИЦЫ ГРУЗИИ1

А. Описание

Сухопутная граница Грузии начинается на восточном побережье Черного моря у устья маленькой речки Макопсе, расположенного в 14 км к юго-востоку от г. Туапсе.

Следуя вверх по течению р. Макопсе, граница проходит по горе Псеушко, с которой стекает эта река, и оттуда продолжается на северо-восток вдоль гребня гор, который отходит от главного хребта Большого Кавказа и создает водораздел между бассеь.нами р. Туапсе и Аше, впадающих в Черное море.

На севере граница Грузии идет вдоль главного хребта Большого Кавказа, не прерываясь на юго-восток, вплоть до массива Адай-Кох.

За Адай-Кохом граница пересекает р. Ардон у ущелья Касар (недалеко от источника, известного под названием Тазанти) и продолжается на восток по Главному хребту Большого Кавказа, по вершинам гор Тепли (Архонский массив) и Казбег.

На этой высоте граница направляется на север, проходит через горы Час-Кох и Кайджани и пересекает р. Терек в 5 км к северу от станции Ларе напротив маленькой деревни Озми, расположенной на правом берегу реки.

На правом берегу р. Терек граница идет вдоль р. Аркмехи, маленького притока р. Терек, до деревни Лиаджи. Здесь граница поворачивает на юг, проходя по возвышенности правого берега р. Архма (приток р. Аркмехи) до горы Малчоче-Корт.

Отсюда граница продолжается на юго-восток по хребту Большого Кавказа до горы Кара-Кайа, проходя по древней границе между Тифлисским районом, с одной стороны, и территориями Терека и Дагестана, с другой.

Далее граница Грузии следует по древним границам между Закатальским округом и районом г. Нуха, сворачивает к югу и идет по течению р. Качка-Чай, притоку р. Агричай, вплоть до слияния последней с рекой Алазани.

Отсюда грузинская граница направляется на юг по р. Алазани до р. Куры, откуда она снова поднимается, принимая направление на северо-запад до слияния с р. Храми. Затем граница Грузии идет вдоль древней границы между районами Ворчало (Тифлисская губерния) и Казахи (Елизаветпольская губерния), проходит по цепи гор Передового Кавказа, составляющей линию водораздела между бассейнами р. Дебеда-Чай и Акстафа (гора Зикатари, гора Чатин-Даг, гора Соук-Булаг), и дальше на северо-юг до горы Бешекечемас.

Отсюда граница следует вдоль старой границы между Тифлисской и Ереванской губерниями на северо-запад и пересекает р. Бамбак между станциями Чагали) и Караклис; затем продолжается по хребту Бесобдал к северо-западу по горам Карагач и Деглидаг, по гребню Мокрых Гор.

От Деглидага граница направляется на запад по горам Мадатапан к югу от озера Мадатапан, затем продолжается до Уч-Тарапана, откуда сворачивает на юг, обходит озеро Чалдир, проходя по вершинам Ачк-Бабаи Кисир-Даг, далее по границе между территориями Ардагана и Арвина.

От Кисир-Дага граница Грузии направляется на юго-запад по линии водораздела между бассейнами р. Кура (на грузинской территории) и Аракса (на армянской территории). Она проходит по горам Бугатапа, Кабахтапа и Коп; затем по хребту Соганлуг, разделяющему бассейны р. Чорох и Араке, идет по старой русско-турецкой границе.

На турецкой территории грузинская граница идет на юго-запад, проходит по хребту Чахир-баба - водоразделу между бассейнами верховьев р. Аракса и Олти-Чаи (приток р. Чорох).

От горы Оскан граница следует на запад по хребтам Думлудаг, Казан-Бачи и Кортикдаг, огибает с севера верховье Чороха, которое остается за ее пределами, поднимается вверх по Испиру, немного на запад от монастыря Килисакалу до деревни Маден.

На левом берегу Чороха граница вновь идет на север по гребню гор, ответвляющемуся от Понтийского хребта Лазистана (гора Кешиш-Кай). Таким образом, подойдя к Понтийскому Хребту, она какое-то время тянется на Запад, в районе гор Кирклиар и по линии границы санджака Лазистана (турецкая территория) направляется на север, к устью р. Калапотамос, между Ри-че и Офом на Черном море, омывающем Грузию на западе до устья Макопсе.

Б. Пояснения

Земли, которые должны входить в состав территории Грузинского государства, можно разделить на три категории:

1. Земли, ставшие провинцией Российской Империи после присоединения к ней Грузии в 1801 г.

2. Грузинские земли, отданные Турцией России по Адрианопольскому (1829) и Берлинскому (1878) договорам

3. Некоторые земли, находящиеся во владении Оттоманской Империи.

Как с исторической, так и с этнической точек зрения, совершенно неоспорима принадлежность земель, обозначенных в пунктах 2 и 3 грузинскому народу, они составляли часть единой и неделимой Грузии, какой она была до того, как ее раздробили, затем их захватила и, поработила Турция. Даже будучи обращенными в ислам, их жители сохранили свои этнические черты и продолжали оставаться чистыми грузинами.

Единство всех этих территорий естественным образом определяет общую линию границ Грузии. Только в нескольких пунктах выбор границ был продиктован чисто практическими целями.

Областями Грузии, сохранившими свою политическую независимость до соединения с Россией, являются; Картлийско-Кахетское царство, Имеретинское царство, Мингрельское княжество, Гурийско-Абхазское княжество, а также несколько менее значимых областей.

Картлийско-Кахетское царство позже было преобразовано в Тифлисскую губернию, но без Ахалцихского и Ахалкалакского уездов. Остальные территории были объединены в Кутаисскую губернию с Сухумским уездом.

Что же касается грузинских земель, которые до 1801 г. уже потеряли свою независимость и оказались во власти Оттоманской Империи, то следует заметить, что по Трактату, заключенному в 1783 г. между Грузией и Россией, последняя обязалась вернуть их Грузии, если сумеет получить их у Турции. Часть этих земель, а именно Ахалцихский и Ахалкалакский уезды, отданные (Турции в 1829 г., были присоединены потом к Тифлисской губернии. Другая же часть - Батум с округами Ардагана и Олти от кой губернии - перешли в 1878 г. к России.

То же самое касается Тифлисской губернии, к которой присоединили Закатальский уезд, который был всегда частью Кахетинского царства, но был оторван от него в XVII в. в результате войн с Персией и с той поры населен представителями разных национальностей и местностей.

Следует также заметить, что земли, присоединенные к Восточной Грузии и разделяющие районы Елизаветополя и Эривани, при царском режиме составляли уезд Казаха и часть уезда Александрополя, а сейчас являются границей раздела между Арменией и Турцией, Из всего сказанного следует, что элементы, составляющие границы грузинского государства, дополняются административными границами Сухумского округа, Кутаисской губернии, Тифлисской губернии и Закатальского уезда, и уездами Ардагана и Олти (района). Для того, чтобы получить эти составные части, достаточно продолжить на север, в район Большого Кавказа, линию северной границы Сухумского уезда, Тифлисской и Кутаисской губерний и Закатальского уезда, и продолжить восточную границу Закатальского уезда и линию, которая на юге отделяет старую Тифлисскую губернию от старых губерний Елизаветполя и Эривани вдоль демаркационной линии между двумя западными уездами (Ардаган и Олти) и двумя восточными уездами (Карс и Кагизман) и районом а вплоть до пересечения этой линии с турецкой границей.

По мнению Грузинского правительства, эта намеченная схема по всей своей длине потребует лишь только небольших поправок практического характера, как, например, в районе Мамисонского перевала, где уточнение линии границ требуется лишь в силу соображения орографического порядка, или же на юге, у границ Турции, где Кура образует отличную естественную границу между странами, граница должна пройти по той стороне, где в Куру впадает р. Алазани, поскольку старая граница между Тифлисской и Елизаветпольской губерниями шла параллельно этой реке (Алазани).

Некоторые участки Грузинской границы требуют специального пояснения. Это, с одной стороны, граница между хребтом Большого Кавказа и Черноморским побережьем (в пределах бывшей Черноморской губернии) и, с другой стороны, кусок границы между точкой ее пересечения с линией бывшей русско-турецкой границы (после 1878 г.) и южным берегом Черного моря, в пределах вилайета Трапезунда.

Что касается первого участка границы, сформированного рекой Макопсе и начинающегося с ее устья, то ее линия диктуется удобством этой границы с точки зрения административной. С точки зрения этнографической присоединение к Грузии территории между р. Макопсе и р. Мзымта, которая кстати принадлежала ей в прошлом, не может вызвать возражений. После насильственного выселения отсюда в XIX в. местных кавказских племен, этот край уже не имеет определенного этнографического характера.

Если бы встал вопрос о возвращении на родину горцев, вывезенных в Турцию, или о присоединении части Черноморского побережья к государству на Северном Кавказе, Грузия очевидно не возражала бы против того, чтобы предложенная линия была изменена в этом случае или заменена другой, которая пройдет между реками Макопсе и Мзымта.

Что касается той части границы Грузии, которая предполагает включение в состав Грузии санджака Лазистана, а также части вилайета Эрзерума (в районе р Чорох), то следует заметить, что эта территория рассматривается нами, как древние грузинские земли, отнятые у Грузии Турцией, но сохранившие свои этнический характер, несмотря на обращение их населения в ислам.

Июль 1919 г.

Приложение 6. Заключение Института стран СНГ.


Дата: 11/06/2006
кол-во просмотров: 9251
рейтинг статьи: 3.148

Тема: Публикации Авторов и посетителей нашего сайта Обсудить статью в форуме

Голосовать за статью
Плохая Так себе Нормальная Хорошая Отличная!

Анонс темы : "Доклад А.Непрошина в МГИМО"


Kavkaz Banner Network




Наш баннер 468*60